МЕНЮ:

Актуальные новости

01   апреля
2018 г.

Дополнительное образование и повышение квалификации переводчиков

Участник группы компаний «Открытый мир» - автономная некоммерческая организация дополнительного профессионального образования «Институт образовательных программ» - получила образовательную лицензию Рособрнадзора. В «Институте образовательных программ» начали работать курсы повышения квалификации и профессиональной переподготовки переводчиков для обслуживания органов юстиции и нотариата.


19   декабря
2013 г.

В Ростовской области полицейские оцепили место обнаружения снарядов ВОВ

В Отдел МВД России по Сальскому району в 11:20 поступило сообщение, что в 1 км от поселка Манычстрой обнаружено большое количество снарядов времен Великой Отечественной войны.


19   декабря
2013 г.

Полицейские обнаружили наркотики в кондитерских изделий

Сотрудники изолятора временного содержания Межмуниципального отдела МВД России «Волгодонское» задержали мужчину, пытавшегося переправить на территорию изолятора героин в пирожных.


19   декабря
2013 г.

В Ростовской области оперативники по «горячим следам» раскрыли разбойное нападение на пенсионерку

Вчера в поселке Гигант Сальского района произошло разбойное нападение на 81-летнюю пенсионерку


12   декабря
2013 г.

28-летняя ростовчанка украла 250 тысяч рублей

Сотрудница одного из ростовских банков, используя свое положение, незаконно завладела 250 тысячами рублей


 
ВебСправочник
 
       
   

Цыганская филология


Способы формо- и словообразования современного цыганского языка

(северно-русский диалект)

Содержание:                                                                                                                       

Условные сокращения                                                                                              

Введение

Глава I                                                                                                                     

Суффиксальный способ словообразования                             

Словообразовательные суффиксы                                                     

1.1. Словообразовательные суффиксы имён существительных       

1.2. Словообразовательные суффиксы имён прилагательных    

1.3. Словообразовательные суффиксы глаголов

Глава II                                                                                                      

Префиксальный способ словообразования                                                         

Словообразовательные префиксы

Глава III                                                                                                             

Аффиксально-префиксальный способ словообразования

Глава IV                                                                                                                 

Словосложение как способ словообразования

Глава V                                                                                                            

Субстантивация как способ образования новых слов

Глава VI                                                                                              

Словообразовательные окказионализмы современного цыганского языка

Глава VII                                                                                                                  

Словообразование современного цыганского языка                       

Заключение

Общий перечень формо- и словообразовательных единиц

Библиографический список

Условные сокращения

б. ч. большей частью                                                                                                             

в т. ч. в том числе                                                                                                             

груб. грубое                                                                                                                               

ед. ч. единственное число                                                                                                 

ж. р. женский род                                                                                                                   

и мн. др. и многие другие                                                                                                                

и т. д. и так далее                                                                                                                       

и т. п. и так прочее                                                                                                                 

м. р. мужской род                                                                                                              

мн. ч. множественное число                                                                                            

разг. разговорное/ый                                                                                                            

см. смотри                                                                                                                  

уменьшит. уменьшительный                                                                                 

уничижит. уничижительный                                                                                   

устаревш. устаревшее                                                                                                

фамильярн. фамильярный                                                                                                           

шутл. шутливый

Введение

Работа посвещена анализу словообразовательной системы современного цыганского языка (диалекта ру́сска рома́).

Цель данной работы – описать способы формо- и словообразования современного цыганского языка, выявить наметившиеся тенденции (если таковые имеются) в словообразовательной системе при помощи исконных и заимствованных корней и аффиксов.

Словообразовательная система цыганского языка представляет собой совокупность словообразовательных типов и словообразующих единиц.

По составу словообразующие единицы (или форманты) делятся на:

1. простые исконные морфемы;

2. ранее заимствованные простые морфемы;

3. заимствованные из языка окружения простые и производные морфемы.

 В работе рассматриваются следующие способы словообразования современного цыганского языка:

1. аффиксация:

а) суффиксальный способ словообразования;

б) префиксальный способ словообразования;

в) аффиксально-префиксальный способ словообразования;

2. словосложение;

3. субстантивация.

Основным морфологическим способом формо- и словообразования является аффиксация.

Глава I

Суффиксальный способ словообразования

Словообразовательные суффиксы

В описании участвуют словообразовательные единицы трёх частей речи:

имени существительного,  имени прилагательного и глагола.

Каждая единица рассматривается по следующему принципу:

1. характер воспроизводимости: регулярна  или нерегулярна;

2. степень производительности: продуктивна или непродуктивна;

3. заимствованная или исконная морфема;

4. слова какой части речи образуют и с каким значением;

5. к основам мотивирующих слов какой части речи присоединяются;

6. к какой мотивирующей основе примыкает: к производной или непризводной;

7. характиристика стыка морфем: корневой и аффиксальной.

 

1.1. Словообразовательные суффиксы имён существительных

-(ы)бэ́(н), -(и)бэ́(н) регулярная и продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, которая образует имена существительные мужского рода, обозначающие:

1. отвлечённые понятия со значением действия, названным мотивирующим глаголом:

кхэлыбэ́(н)  “игра; пляска” от кхэла́ва “играю; пляшу”, зумаибэ́(н) “ворожба” от зумава́ва “ворожу”, скэдыбэ́(н) “сбор; собрание” от скэда́ва “собираю”, матыбэ́(н) “пьянство” от матёва́ва “пьянею”, сабэ́(н) “смех” от са́ва “смеюсь”, роибэ́(н) “плач” от рова́ва “плачу”, марибэ́(н) “драка” от мара́ва “бью”, пибэ́(н) “пьянка” от пья́ва “пью”, багаибэ́(н) “пение” от бага́ва “пою”, патябэ́(н) “вера” от патя́ва “верю”, прастаибэ́(н) “бег” от праста́ва “бегу, бегаю”, пхурибэ́(н) “старение” от пхурьёва́ва “старею”, соибэ́н “сон” от сова́ва “сплю”, рипирибэна́ “поминки” от рипира́ва “помню; здесь: поминаю”;

2. явление или состояние по мотивирующему глаголу:

хасибэ́(н) “гибель” от хасёва́ва “гибну, погибаю”, мэрибэ́(н) “смерть” от мэра́ва “умераю”, джиибэ́(н) “жизнь” от джива́ва “живу”, хачькирибэ́(н) “жара” от хачькира́ва “жгу”, болыбэ́(н) “небо (досл. крещение)” от бола́ва “крещу”;

3. предмет или результат действия, названным мотивирующим глаголом:

хабэ́(н) “еда” от ха́ва “ем”, пибэ́(н) “питьё, напиток” от пья́ва “пью”, кэрибэ́(н) “модель, фасон” от кэра́ва “делаю”, пучибэ́(н) “вопрос” от пучя́ва “спрашиваю”, кхарибэ́(н)  “имя” от кхара́ва “зову”, соибэ́н “соринка на углу глаза после сна” от сова́ва “сплю”, уриабэ́(н) “одежда” от урьява́ва “одеваю”, хохаибэ́(н) “ложь” от хохава́ва “лгу”;

4. редко место, характеризующееся тем, что названо мотивирующим глаголом: старибэ́(н) “тюрьма” от стара́ва “ловлю”;

5. крайне редко отвлечённые понятия по мотивирующему существительному:

хулаибэ́(н) “хозяйство” от хула́й (м. р.) “хозяин” и нек. другие.

Присоединяется как к производной, так и непроизводной основе мотивирующего глагола (крайне редко имени существительного).

Вариант -ыбэ(н) выступает в позиции глаголов I спряжения с основами на: -ын, -н, -л, -с, -т, -ш, -д (основа глаголов, образованных от глагола да́ва “даю”);

Вариант -ибэ́(н) выступает в позиции после глаголов I спряжения с основами на: -р, -кир, -ч, -кх, -в, -ав; в позиции после неправильных глаголов с основой на: -в, -р; после неправильного глагола пья́ва “пью”.

В позиции после глаголов II спряжения аффикс -ибэ́н присоединяется к аффиксу основы настоящего времени -а/-я (тж. касается неправильных глаголов с аффиксом основы настоящего времени -а): патябэ́(н) “вера”, прастаибэ́(н) “бег”, багаибэ́(н) “пение”.

В позиции после глаголов III спряжения присоединяется непосредственно к корневой основе мотивирующего слова: матыбэ́(н) “пьянство”, пасибэ́(н) “лежание”.

В словах, образованных от глаголов на -в, -ав финаль регулярно отсутствует:

хохава́ва – хохаибэ́(н), рова́ва – роибэ́(н), джива́ва – джиибэ́(н).

В образовании имён существительных от глаголов ха́ва “ем”, са́ва(пэ) “смеюсь”, патя́ва “верю”, урьява́ва “одеваю” участвует неполная форма аффикса -бэ́(н): хабэ́(н), сабэ́(н), патябэ́(н), уриабэ́(н).

-ыпэ́(н), -ипэ́(н) регулярная и продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, служащая для образования имён существительных мужского рода, которые обозначают:

1. отвлечённый признак, названный мотивирующим именем прилагательным исконного происхождения (с ударением на последний слог и окончанием для мужск. рода -о, для женск. рода -ы/-и), в т. ч. притяжательным прилагательным, реже именем прилагательным причастного происхождения:

жужыпэ́(н) “чистота” от жужо́ “чистый”, ковлыпэ́(н) “нежность” от ковло́ “нежный”, налачипэ́(н) “гадкость” от на́лачё “нехороший”, парныпэ́(н) “белизна” от парно́ “белый”, пхарипэ́(н) “тяжесть; затруднение; беременность” от пхаро́ “тяжёлый; трудный”/ пхари́ “беременная”, романыпэ́(н) “цыганство” от романо́ “цыганский”, лангалыпэ́(н) “хромота” от лангало́ “хромой”, дылныпэ́(н) “глупость” от дылыно́ “глупый”, рангирипэ́н “барство” от ра́нгиро “барский”, чячипэ́(н) “правда, истина” от чячё́ “верно (раннее: верный, истинный)”, камлыпэ́(н) “любовь” от камло́ “любимый”, мулыпэ́(н) “безжизненность; скукота” от муло́ “мёртвый”, киндыпэ́(н) “мокрота” от киндо́ “мокрый”;

2. реже отвлечённый признак, названный мотивирующим именем существительным, реже субстантивированным словом:

муршыпэ́(н) “мужество” от мурш (м. р.) “мужчина”, гаджипэ́(н) “не цыганство” от гаджё́ (м. р.) “не цыган”, налачипэ́(н) “нечисть (нечистая сила)” от о на́лачё “нечистый (чёрт)”, халадыпэ́(н) “армия (досл. солдатство)” от халадо́ “солдат”, чюкнипэ́(н) уничижит. “запущенное состояние (о человеке, одежде, доме, б. ч. внутренней части дома и т. д.)” от чюкни́ (ж.р./м. р.) или же реже чюкно́ (м. р.) “бич”;

3. редко отвлечённый признак по мотивирующему наречию или предикативу:

дурипэ́(н) “даль” от дур “далеко”, кучипэ́(н) “доброта” от куч “хорошо/хороший(ая)”, миштыпэ́(н) “прелесть; имущество, добро, достаток” от мишто́ “славно”, фуипэ́(н) “гадость” от фуй “плохо/плохой(ая)”;

4. редко отвлечённый признак или состояние по мотивирующему глаголу:

кхандыпэ́(н) “запах; вонь” от кханда́ва “пахну; воняю”, джюипэ́(н) “жизнь” от джюва́ва “живу”, родыпэ́(н) “поиск; розыск” от родава “ищу”, гараипэ́(н) “прятание” от гарава́ва “прячу”, ладжяипэ́(н) “стыд, позор” от ладжя́ва “стыжусь”, мангипэ́(н) “просьба; мольба; молитва” от манга́ва “прошу; молю”, чядыпэ́(н) “тошнота; рвота” от чяда́ва “(меня) тошнит; рву”; 

5. В некоторых случаях образованные при помощи  этого суффикса отвлечённые существительные могут получать конкретное значение:

о калыпэ́(н) от кало́ “чёрный”, о парныпэ́(н) от парно́ “белый” – виды наркотиков, о гудлыпэ́́н “сладость (конфета)” от гудло́ “сладкий”.

В процессе образования участвуют как непроизводные, так и производные основы мотивирующих слов. Перед аффиксом -ыпэ́(н) наблюдается:

1. Отсутствие конечной финальной гласной мотивирующего слова:  кало́ – калыпэ́н, халадо́ – халадыпэ́н, мишто́ – миштыпэ́н;

2. Отсутствие финали -й основы мотивирующего слова: фуй – фуипэ́н;

3.  Отсутствие беглой гласной -ы- основы мотивирующего имени прилагательного дылыно́: дылыно́ – дылныпэ́н;

4. Отсутствие корневой финали -в основы мотивирующего глагола: джювава – джюипэн;

Вариант -ыпэ́(н) выступает в позиции после корневых согласных: -ж, -д, -м, -л, -н, -т, -ш;  

Вариант -ипэ́(н) выступает в позиции после: аффрикат: дж, ч, корневых согласных: -б, -в, -г, -й, -к, -кх, -р, -х.

Корневые согласные -л, -н могут палатализироваться: мулыпэ́н – мулипэ́н, парныпэ́н – парнипэ́н.

-́ыма, -́има регулярная и продуктивная раннее заимствованная словообразовательная единица, образующая имена существительные мужского рода со значением отвлечённого признака, который заключён в мотивирующим не исконно цыганском прилагательном (с ударением на предпоследний слог и общим для обоих родов окончанием -о):

весё́лыма “веселье” от весё́ло “весёлый/ая”, гру́бима “толщина” от гру́бо “толстый/ая”, тё́мныма “темнота” от тё́мно “тёмный/ая”, све́тлыма “светлота” от све́тло “светлый/ая”, на́ртыма “упрямость” от на́рто “упрямый/ая”, дро́гима “дороговизна” от дро́го “дорогой/ая”, ску́чныма “скукота” от ску́чно “скучный/ая”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих слов, в роли. которых выступают заимствованные имена прилагательные с окончанием -о для обоих родов. В процессе образования периодически отсутствует финальная гласная:

гру́бо – гру́бима, тё́мно – тё́мныма.

Вариант -ыма выступает в позиции после согласных: ж, л, н, т.

Вариант -има выступает в позиции после согласных: б, г, к, п.

-а́ри, -я́ри (-а́рё, -я́рё)¹ регулярная и продуктивная раннее заимствованная словообразовательная единица, служащая для образования имён существительных мужского рода, характеризующихся отношением к тому, что названо мотивирующим словом:

1. лицо, производящее действие, которое заключено в мотивирующем отглагольном существительном на -ибэ́н, реже в глаголе или причастии:

марибна́ри “драчун” от марибэ́н “драка”, розмарибна́ри “разбойник, скандалист, буян” розмарибэ́н “разбой, скандал”, пусаибна́ри “наркоман” от пусаибэ́н “колка”, тырдыбна́ри “курильщик” от тырдыбэ́н “курение”, чёрибна́ри “вор” от чёрибэ́н “воровство”, киныбна́ри “покупатель” от киныбэ́н “покупка”, бэшыбна́ри “тюремщик” от бэшыбэ́н “отбывание (в тюрьме)”, драбака́ри “опиумный курильщик” от драбакира́ва “гадаю, ворожу”, башада́ри “трезвон, трепач” от башадо́ “сыгранный на музыкальном инструменте”, зумада́ри “ворожей” от зумадо́ “ворожённый”, чёрда́ри “вор” от чёрдо́ “сворованный”;

2. лицо, характеризующееся отношением к предмету или месту деятельности, названным мотивирующим именем существительным:

кисыка́ри “карманник” от кисы́к (ж. р.) “карман”, сэнда́ри “судья” от сэ́ндо (м. р.) “суд”, кофа́ри “барышник” от ко́фо (м. р.) “барыш, доход”, бутя́ри “работник” от буты́ (ж. р.) “работа”, бандза́ри “продавец” от ба́ндза (ж. р.) “магазин”;

3. крайне редко лицо, характеризующееся признаком, названным  мотивирующим именем прилагательным и причастием -ымэ́:

фрэнта́ри “хитрец” от фрэ́нто “хитрый”, матыма́ри “пьяница” от матымэ́ “опьянённый; пьющий”.

Присоединяется как к непроизводной, так и к производной основе мотивирующих слов. В процессе образования наблюдается:

1. Отсутствие беглой гласной -э- аффикса -ыбэ́н в мотивирующем отглагольном существительном: марибна́ри;

2. Отсутствие финальной части -ир- словообразовательного аффикса -кир в мотивирующем глаголе: драбака́ри от драбакира́ва;

3. Отсутствие финальной гласной мотивирующего слова:

буты́ – бутя́ри, сэ́ндо – сэнда́ри, зумадо́ – зумада́ри, матымэ́ – матыма́ри;

4. Наложение аффиксальных морфем в заимствованных словах, оканчивающихся на -а:

ба́ндза + а́ри – бандза́ри.

Вариант -а́ри выступает в позиции после согласных: б, д, к, м, н, п, ф, т - в имени прил-ом фрэ́нто; аффрикаты дз.

Вариант -я́ри выступает в позиции после согласных: т - в имени сущ-ом буты́ ;аффрикаты дж.

-а́ри, -я́ри (-а́рё, -я́рё)² регулярная, но непродуктивная раннее заимствованная словообразовательная единица, образующая существительные мужского рода, которые обозначают предмет по отношению к количеству,  названному мотивирующим количественным числительным:

дуя́ри “двушка”, панджя́ри “пятак”, дэша́ри “десятка”, шэла́ри “сотка”.

Присоединяется непосредственно к корню мотивирующего количественного числительного.

Вариант -я́ри выступает в позиции после: согласной й, аффрикаты дж.

Вариант -а́ри выступает во всех остальных случаях.

-ны́ (-ни́) регулярная и продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая имена существительные женского рода, которые обозначают:

1. соответствующих лиц женского рода от мотивирующих имён существительных  мужского рода:

хуланы́ “хозяйка” от хула́й “хозяин”, раны́ “важная особа; госпожа; женщина милиционер” от рай “господин; милиционер”, карахны́ “женщина азиатской внешности; мусульманка” от караха́й “мужчина азиатской внешности; мусульманин”, манушны́ “женщина” от  ману́ш “человек”, дэвлыны́ “богиня” от Дэвэ́л “Бог”, муршны́ “женщина героиня, славная добытчица” от мурш “мужчина; удалец”;

2. жён лиц, названных мотивирующим именем существительным:

ромны́ “цыганка; жена” от ром  “цыган; муж”, рашаны́ “попадья” от раша́й “поп”;

3. название самок животных:

балычны́ “свинья” от балычё́ “боров, кабан”, грасны́ “кобыла” от грай “конь”,  гурувны́ “корова” от гуру́в “бык”,  рычны́  “медведица” от рыч “медведь”, рувны́ “волчиха” от рув “волк”, сапны́ “змея” от сап “змей”.

Присоединяется непосредственно к корневой морфеме мотивирующих слов (за исключением слова бутярны́, где -ны́ присоединяется к аффиксальной морфеме -а́ри с выпадением финали -и).

В процессе образования наблюдается:

1. Отсутствие финалей -й (реже -ай)/-ё основы мотивирующего имени существительного;

2. Отсутствие беглой гласной -э- мотивирующего имени существительного Дэвэ́л с одновременным присоединением интерфикса -ы-: дэвлыны́;

3. Озвончение финальной согласной -в:

рув [руф] – рувны́, гуру́в [гуру́ф] – гурувны́;

4. Выпадение финальной корневой согласной -т в мотивирующем слове граст: грасны́;

5. Регрессивное смягчение согласных под влиянием варианта аффикса -ни́:

ромни́ [м'н'], грасни́ [с'н'].

-ли́ нерегулярная исконно-цыганская словообразовательная единица, выделяющаяся в имени существительном женского рода со значением лица женского пола, имеющего отталкивающий внешний вид по мотивирующему имени существительного мужского рода:

бэнгли́ “безобразная (некрасивая) девушка” от бэнг “чёрт”.

-ор-́, -ёр-́ регулярная и продуктивная исконно-цыганская формообразовательная единица, служащая для образования имён существительных мужского и женского рода (в зависимости от рода существительного), которые обозначают: 

1. сущ-ые с ласкательным или уменьшительным значением:

дадоро́ “папочка” от дад “отец”, какоро́ “дядечка” от как  “дядя”, пшалоро́ “братишка, братик” от пшал “брат”, дэвлоро́ “боженька; иконка” от Дэвэ́л “Бог; икона”, грасторо́ “конёк” от грай “конь”, джюклоро́ “собачёнка” от джюкэ́л “собака; кобель”, илоро́ “сердечко” от ило́ “сердце”, раторо́ “кровинка” от рат “кровь”, чяв(о)ро́ “паренёк (цыган); сынок” от чяво́ ”парень (цыган)”; сын”; хабноро́ “едёнка” от хабэ́н “еда”;

бибори́ “тётушка” от биби́ “тётка”, пхэнори́ “сестрёнка” от пхэн “сестра”, чяёри́ “девочка/девушка (цыганка); дочка” от чяй “девушка (цыганка); дочь”, бахтори́ “счастьице” от бахт “счастье”, ґаспринори́/ґашпринори́ “копеичка” от ґаспри́н/ґашпри́н “копейка”, гилори́ “песенка” от гилы́ “песня”, ратори́ “ночка” от рат “ночь”, э киркори́ “табачок” от э кирки́ “табак”, мардынори́ “пистолетик” от марды́н  “пистолет”, пхурдынори́ “машинка” от пхурдыны́ “машина”, холоворья́ “штанишки” от холова́ “штаны”;

2. детёнышей некоторых животных:

бакроро́/-и́ “ягнёнок” от бакро́/-и́ “баран/овца”, балычёро́/и́ “поросёнок”, гуруворо́/гурувнори́ “телёнок, бычок/тёлочка” от гуру́в/гурувны́ “бык/корова”, джюклоро́/и́ “щенок”, чириклоро́́ “птенчик” от чирикло́ “птица”.

З. имена существительные по мотивирующему слову, в роли которых выступают имена существительные и реже прилагательные:

канорэ́ (м. р.) “пельмени (досл. ушки)” от кан (м. р.) “ухо”, парноро́ (парнорэ́) (м. р.) “яйцо (яица) [напр. куриные]” от парно́ “белый”, тыкнори́ (ж. р.) “сундук” от тыкно́ “малой”.

Имена существительные мужского рода паш “половина”, паны́ “вода, образуя деминутивную форму, изменяют свой род: паш – пашори́ “половинка”, паны́ – панори́ “водичка”.

Присоединяется как к непроизводной, так и к производной основе мотивирующих слов. В процессе образования наблюдается:

1. Отсутствие финальной гласной -ы/-и в мотивирующих именах существительных женского рода (тж. муж. рода в слове пани́):

биби́ -бибори́, гилы́ - гилори́, пхурдыны́ - пхурдынори́, пани́ - панори́;

2. Наложение морфем: в именах сущ-ых на -о происходит наложение суффикса -ор- на финаль -о: ило́ + -ор- + -о – илоро́, чирикло́ + -ор- + -о – чириклоро́. В слове чяв(о)ро́ гласная -о- в аффиксе -ор- может исчезать из произношения.

3. Отсутствие беглой гласной -э- аффикса -ыбэ́н в мотивирующем отглагольном существительном: хабноро́;

4. Озвончение конечной согласной мотивирующего слова: рув [руф] – руворо́, гуру́в [гуру́ф] – гуруворо́;

5. Отсутствие беглой гласной -э- мотивирующих слов Дэвэ́л, джюкэ́л: дэвлоро́, джюклоро́;

6. Появление перед аффиксом выпадающих в абсолютном исходе согласных:

бахт [бах] – бахтори́, кашт [каш] – кашторо́, сками́нд [сками́н] – скаминдоро́, якх [якх] – якхори́;

7. В имени существительном сув перед суффиксом -ор- может выпадать финальная согласная: сув – суёри.

Вариант -ёр- выступает в позиции после согласных: й, ч; аффрикаты дж.

Вариант -ор- выступает во всех остальных случаях.

-́ыц-, -́иц-¹ регулярная и продуктивная раннее заимствованная формообразовательная единица, образующая имена существительные мужского и женского рода (в зависимости от рода существительного) от заимствованных имён существительных (с ударением на втором от конца слоге и окончанием для мужского рода -о, для женского рода -а, в т. ч. от существительных, образованных с помощью суффикса -ари) с ласкательным или уменьшительно-ласкательным значением:

вэ́нглыцо “уголок” от вэ́нгло (м. р.) ”угол”, ґа́мыцо “хомутик” от ґа́мо (м. р.) “хомут”, клэ́мкицо “клубочек” от клэ́мко (м. р.) “клубок”, мо́лыцо “разок” от мо́ло (м. р.) “раз”, рэ́ндыцо “дельце” от рэ́ндо (м. р.) “дело”, штэ́тыцо/мэ́стыцо “местечко” от штэ́то/мэ́сто (м. р.) “место”;

бэ́ргица “горка” от бэ́рга (ж. р.) “гора”, ва́нтыца “стенка” от ва́нта (ж. р.) “стена”, во́кница “окошко” от во́кна (ж. р.) “окно”, ла́зница “банька”от ла́зня (ж. р.) “баня”, мы́цыца “кошечка; котёнок” от мы́ца “кошка”, фэ́нстрица/фэ́нчтрица “окошко” от фэ́нстра/фэ́нчтра (ж. р.) “окно”, ша́трица “шатёрчик” от ша́тра (ж. р.) “шатёр”, чисто́тыца “чистотка” от чисто́та (ж. р.) “чистота”.

кофа́рицы “барышничек” от кофа́ри (м. р.) “барышник”, сова́рицы “уздечка” от сова́ри (м. р.) “узда”.

Присоединяется как правило к непроизводной основе мотивирующих слов. В процессе образования периодически отсутствует финальная гласная -о/-а мотивирующего слова:

клэ́мко – клэ́мкицо, бэ́рга – бэ́ргица;

Вариант -́ыц- выступает в позиции после согласных: д, л, м, т;

Вариант -́ица- выступает в позиции после согласных: г, к, н, р.

-́ыц-а, -́иц-а² регулярная, но в современной речи малопродуктивная раннее заимствованная словообразовательная единица, образующая существительные женского рода от соответствующих существительных мужского рода на -а́ри, -я́ри:

зумада́рица “ворожейка” от зумада́ри “ворожей”, кисыка́́рица “карманница” от кисыка́ри “карманник”, тага́рица “царица (устаревш.); аристократка” от тага́ри “царь (устаревш.); аристократ”. 

Присоединяется к корневой основе мотивирующего слова. Перед аффиксом наблюдается:

1. Отсутствие конечной финальной гласной мотивирующего слова: зумадо́ – зумада́рица;

2. Наложение морфем: корневой финали -и на аффиксальную морфему -ица: тага́ри – тага́рица.

-вал-́ регулярная, но непродуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая имена существительные женского рода со значением цифры, игральной карты по мотивирующему количественному числительному:

панджвали́ “пятёрка”, дэшвали́ “десятка”.

Присоединяется непосредственно к корню мотивирующего количественного числительного. В числительном пандж перед аффиксом происходит озвончение конечной аффрикаты дж.

-ы́тк-о-/-и́тк-о регулярная, но непродуктивная раннее заимствованная словообразовательная единица, образующая имена существительные мужского рода со значением предмета по отношению к его весу или количеству по мотивирующему количественному числительному:

панджи́тко “пятак (пять грамм); пятак, пятёрик”, дэшы́тко “десять грамм; десятка”, шэлы́тко “сто грамм; сотка”.

Присоединяется к корню мотивирующего количественного числительного. В числительном пандж перед аффиксом происходит озвончение конечной аффрикаты дж.

Вариант -и́тко выступает в позиции после аффрикаты дж.

Вариант -ы́тко выступает во всех остальных случаях.

-у́й регулярная, но малопродуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая имена существительные мужского рода по мотивирующему наречию:

англу́й “перед” от англэ́ “впереди; вперёд”, палу́й “зад” от палэ́ “позади; назад”.

-ы́к нерегулярная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая имена существительные по мотивирующему слову:

ґаны́к “яма; могила” от ґанава́ва “копаю”, мурты́к: тэ дэ́лпэ мурты́к устаревш. “падать, валиться с ног”.

-д- ́(-дл-́, -л-́, -н-́, -ын-́/-ин-́) регулярная и весьма продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая при помощи субстантивации от мотивирующих причастий имена существительные мужского и женского рода, которые обозначают:

1. предмет, предназначенный для осуществления действия, как результат действия и т. п. (иногда перед существительными такого рода ставится артикль о для мужского рода и э для женского, выступающий в роли маркера субстантивированного слова):

 башадо́ (м. р.) “телефон” от башадо́ “позвоненный”, башады́ (м. р.) “гитара” от башадо́ “сыгранный”, пасинд(л)ы́ (ж. р.) “кровать” от пасинд(л)о́ “лёгший”, (о) дыхно́ (м. р.) “телевизор” от дыхно́ “смотренный”, дыхло́ (м. р.) “платок” от дыхло́ “видный”, душлы́ (ж. р.) “бутылка” от душло́ “видный”,  махлы́ (ж. р.) “патрон” от махло́ “мазанный (стрельнутый)”, пхачькирды́ “пелёнка” от пхачькирдо́ “пеленатый”, (э) пхурдыны́ “машина” от пхурдыно́ “задутый”;

2. лицо, производящее действие или на которое направленно действие, названное мотивирующим глаголом:

пхутькирдо́/-ы́ (пхучькирдо́/-ы́) “хвастун/ья” от пхутькирдо́/ы́ “хвалёный/ая”, молпино́/-ы́ “пьяница” от мол пино́/ы́ “вино выпивший(ая)/пьющий(ая)”, бичядо́/ы́ “посыльный/ая” от бичядо́/ы́ “посланный/ая”, шардо́/ы́ “хвастун/ья” от шардо́/ы́ “хвалёный/ая”, халадо́ “солдат” от халадо́ “мытый”, хало́/ы́ “русский/ая” от хало́ “заевший, ≈придирчивый (от ха́вапэ “сорюсь, спорю”)”;

3. название птицы по характерному признаку:

башно́ (м. р.) “петух” от баша́ва “петь (о петухе)”, урняды́ (ж. р.) [в совр. цыг языке не употр.] “птица” от урня́ва “лечу”.

-ы́н, -и́н/-ды́н, -лы́н регулярная, но малопродуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая (при помощи субстантивации мотивирующих  причастий с одновременным усечением окончания причастий) имена существительные женского рода. Имена существительные, образованные c помощью усечённых причастий -дын, -лын, имеют две основы:

хаси́н “гибель”, макхи́н “муха”, карэды́н “ружьё”, марды́н “пистолет”, пхабалы́н “яблоня”.

-дун-́ регулярная, но малопродуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица,  выделяющаяся в именах существительных, образованных при помощи:

1. Субстантивации от мотивирующих  прилагательных причастного происхождения, показателем субстантивированного слова является артикль о для муж. р. и э для жен. р.:

о кхандунэ́ “духи”, э псилдуны́ груб. “куртка”, о псилдунэ́ груб. “пирожки; пельмени (местн.)”;

2. Словосложения и субстантивации от мотивирующего причастия: имя + причастие на -дун-: шарандуны́/шэрандуны́ “подушка” (см. “Словосложение”).

-исто- нерегулярная исконно-цыганская словообразовательная единица, выделяющаяся в субстантивированном слове по мотивирующему прилагательному причастного происхождения:

уклисто́/ы́ “верховой/ая (на лошади), наездник/ица [досл. забравшийся/аяся]”; тж верхом.

-́к-а¹ регулярная и продуктивная заимствованная из русского языка словообразовательная единица, служащая для образования имён существительных женского рода от:

1. соответствующих имён существительных мужского рода со значением названия деятеля, образованных при помощи заимствованных аффиксальных морфем -а́ри, -а́чё либо от раннее заимствованных сущ-ых заканчивающихся на -и:

бандза́рька “продавщица (в магазине)” от бандза́ри “продавец (в магазине)”, бэшыбна́рька “тюремщица” от бэшыбна́ри “тюремщик”, драбака́рька “опиумная курильщица” от драбака́ри “опиумный курильщик”, пусаибна́рька “наркоманка” от пусаибна́ри “наркоман”, зумада́рька “ворожейка” от зумада́ри “ворожей”, кисыка́рька “карманница” от кисыка́ри “карманник”, манга́чка “попрошайка” от манга́чё “попрошайка”, хня́чка груб. “трусиха” от  хня́чё груб. “трус”, чёрда́рька “воровка” от чёрда́ри “вор”, тага́рька “царица (устаревш.); аристократка” от тага́ри “царь (устаревш.); аристократ”, хулаибна́рька “(добрая, хорошая) хозяйка” от хулаибна́ри “(добрый, хороший) хозяин”;

Присоединяется к производной основе мотивирующего имени существительного. Перед суффиксом наблюдается отсутствие финальной гласной -и в мотивирующем слове на -а́ри (тж. в заимствованных словах с финальной гласной -и) и гласной -ё в мотивирующем слове на -а́чё: бандза́ри – бандза́рька, манга́чё – манга́чка.

2. реже от заимствованных из русского языка имён существительных мужского рода, обозначающих деятеля: сле́дователька “следовательница” от сле́дователё “следователь”.

3. крайне редко от соответствующих имён существительных мужского рода имена существительные женского рода с оттенком фамильярности:

караха́йка “мусульманка” от карахай “мусульманин”.

-́к-а² нерегулярная заимствованная из русского языка формообразовательная единица, образующая имена существительные мужского и женского рода с уменьшительно-ласкательным  или уменьшительно-уничижительным оттенком:

да́дка “папка” от дад “отец”, пша́лка “братка” от пшал “брат”, пхэ́нька “сестрёнка” от пхэн “сестра”, мо́рка уничиж. “паренёк” от мо́рэ! “приятель!”, да́йка “мамка” от дай “мать”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих слов. В слове мо́рэ наблюдается отсутствие финальной гласной. В слове пхэн перед аффиксом      -ка чередуется конечная твёрдая согласная с соответствующей мягкой.

-а́ч-, -я́ч- нерегулярная заимствованная из русского языка словообразовательная единица, образующая имена существительные мужского рода, характеризующееся действием, названным мотивирующим глаголом:

манга́чё “попрошайка” от манга́ва “прошу”, хня́чё груб.  “трус” от хня́́ва “испражняюсь”.

Присоединяется непосредственно к корневой морфеме мотивирующего глагола.

-ю́к-/-у́к- регулярная и в разговорной речи весьма продуктивная заимствованная из русского языка словообразовательная единица, образующая существительные мужского и женского рода со значением лица, которое характеризуется признаком, названным исконно-цыганским мотивирующим прилагательным и реже существительным с фамильярно-увеличительным оттенком:

барвалю́ко/а “богач/ка” от барвало́ “богатый”, хоханю́ко/а “врун/ья” от хохано́ “лживый”, бокхалю́ко/а “голодай/голодайка” от бокхало́ “голодный”, патывалю́ко/а “красавец/красавица” от патывало́ “красивый”, зоралю́ко/а “силач/ка” от зорало́ “сильный”, холяню́ко(а)/холяму́ко(а) “злюка” от холяно́/холямо́ “злой”, пшалю́ко “братан” от пшал “брат”, э гадю́ка уничиж. “не цыганка” от гади́ “не цыганка”.

Присоединяется как к непродуктивной, так и к продуктивной основе мотивирующих слов. В процессе образования наблюдается отсутствие финальной гласной мотивирующего слова: барвало́ – барвалю́ко/а, хоханы́ – хоханю́ко/а, гади́ – гадю́ка.

-ю́(-у́)/-я́-чк- регулярная и в разговорной речи весьма продуктивная заимствованная из русского языка словообразовательная единица, образующая имена существительные женского рода, которые характеризуются интенсивным признаком, названным исконно-цыганским прилагательным (в т. ч. прилагательным причастного происхождения) или существительным женского рода с оттенком фамильярности:

барвалю́чка “богачка” от барвало́ “богатый”, хоханю́чка “врунья” от хохано́ “лживый”, бокхалю́чка “голодайка” от бокхало́ “голодный”, патывалю́чка “красотка” от патывало́ “красивый”, годьварю́чка “≈умнейшая” от годьваро́ “умный”, муршня́чка “мужланка” от муршны́ “славная добытчица”, гадю́чка “не цыганка” от гади́ “не цыганка”, захалю́чка “(весьма) заядлая, (весьма) драчливая” от захалы́ “заядлая; драчливая”.

Присоединяется к основе как непроизводных – реже, так и производных – чаще мотивирующих слов. Перед аффиксом наблюдается отсутствие финальной гласной мотивирующего слова: патывалы́ – патывалю́чка, гади́ – гадю́чка.

-́чк- нерегулярная словообразовательная единица, выделяющаяся в некоторых заимствованных именах существительных женского рода (с основой на -к) с уменьшительно-ласкательным значением:

ве́ничка “веничек” от ве́ника “веник”, триви́чка “ботиночек” от триви́ка “ботинок”, индара́чка “юбочка” от индара́ка “юбка”, рэ́чка “речка” от рэ́ка “река”, рушни́чка “полотенчико” от рушни́ка “полотенце”.

-́чик-¹ нерегулярная словообразовательная единица, выделяющаяся в заимствованных из польского языка существительных pluralia tantum с уменьшительно-ласкательным значением:

вэ́нчики “усики” от вэ́нцы “усы”, трэ́нчики “трусики” от трэ́нцы “трусы”.

-́очк-а регулярная и продуктивная заимствованная из русского языка формообразовательная единица, образующая имена существительные мужского и женского рода (в т. ч. имена собственные) с ласкательным или уменьшительно-ласкательным значением:

да́дочка “папочка (б. ч. как форма обращения к лицам любого пола)” от дад (м. р.) “отец”, ма́мочка “мамочка” от ма́ма, Ри́мочка “Римочка” от Ри́ма, Ля́личка “Ляличка” от Ля́ля, Ё́ночка “Ёночка” от Ё́на, мри́дочка “подруженька (форма обращения)” от мри́дэ “подруга (форма обращения)”, бри́ндочка “складочка” от бри́нда “складка”, стэ́клочка “бутылочка” от стэ́кла “бутылка”.

-́ушк-а регулярная и продуктивная заимствованная из русского языка формообразовательная единица, образующая имена существительные мужского и женского рода (в т. ч. имена собственные), реже прилагательные с ласкательным или уменьшительно-ласкательным значением:

Дэ́влушка “Боженька” от Дэвэ́л (м. р.) “Бог”, гра́юшка “конёк” от грай (м. р.) “конь”, да́душка “батюшка” от дад (м. р.) “отец”, ка́кушка “дядюшка” от как (м. р.) “дядя”, би́бушка “тётушка” от биби́ (ж. р.) “тётя”, да́юшка “матушка” от дай (ж. р.) “мама”, чя́вушка “парнишка (цыган)” от чяво́ (м. р.) “(цыганский) мальчик; парень”, Ё́нушка “Ёнушка” от Ё́на, чё́рушка “бедняшка” от чёроро́ “бедный”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих слов. В процессе образования перед суффиксом наблюдается:

1. Отсутствие финальных гласных мотивирующих слов: чяво́ – чя́вушка, Ё́на –Ё́нушка;

2. Отсутствие беглой гласной -э- в мотивирующем слове Дэвэ́л: Дэ́влушка.

-́а нерегулярная заимствованная из русского языка формообразовательная единица, выделяющаяся в имени существительном мужского рода с ласкательным значением:

да́да “папа” от дад “отец”.

-́иньк-а нерегулярная заимствованная из русского языка формообразовательная единица, образующая имена существительные с уменьшительно-ласкательным оттенком:

да́дынька “папенька (б. ч. как форма обращения к лицам любого пола)” от дад (м. р.) “отец”, мри́дынька “подруженька (как форма обращения)” от мри́дэ “подруга (как форма обращения)”.

-ё́нк-а нерегулярная заимствованная из русского языка формообразовательная единица, образующая имена существительные с уменьшительным или уменьшительно-уничижительным оттенком:

башадё́нка “гитарка” от башады́ (ж. р.) “гитара”, шматё́нка “вещичка” от шмата (ж. р.) “вещь”.

-́ух-а нерегулярная заимствованная из русского языка формообразовательная единица, образующая имена существительные с оттенком фамильярности:

даду́ха “батяня” от дад (м. р.) “отец”.

-́ик- нерегулярная заимствованная из русского языка формообразовательная единица, образующая имена существительные мужского рода с уменьшительно-ласкательным значением:

штэ́тико “местечко” от штэ́то (м. р.) “место”, мо́рико “дружок” от мо́рэ “приятель”.

-́к-и нерегулярная заимствованная из русского языка формообразовательная единица, образующая имена существительные мужского рода с уменьшительно-ласкательным значением (см. -иц-(ы):

сапу́ньки от сапу́ни (м. р.) “мыло”, сими́рьки от сими́ри (м. р.) “ремень”.

-́чик-о² нерегулярная заимствованная из русского языка формообразовательная единица, образующая имена существительные мужского рода по мотивирующиму слову, в роли которого выступают имена существительные на -ари, с уменьшительно-уничижительным оттенком:

пусаибна́рчико “наркоманчик” от пусаибна́ри “наркоман”, старибна́рчико уничижит. “тюремщик” от старибна́ри “тюремщик”.

-ы́шк-а нерегулярная заимствованная из русского языка словообразовательная единица, выделяющаяся в имени существительном женского рода со значением, которое характеризуется признаком, названным мотивирующим именем прилагательным с уменьшительным и фамильярным значением:

калы́шка “цыганочка (с тёмным цветом кожи)” от кало́ “чёрный”.

-ы́ндж-я нерегулярная (этимология не установлена) словообразовательная единица, выделяющаяся в имени существительном мужского и женского рода со значением лица, которое характеризуется признаком, названным мотивирующим именем прилагательным с уничижительным оттенком:

калы́нджя “цыган/ка (с тёмным цветом кожи)” от кало́ “чёрный”.

1.2. Словообразовательные суффиксы имён прилагательных

-ы́тк-о, -и́тк-о регулярная и продуктивная раннее заимствованная словообразовательная единица, образующая:

1. относительные имена прилагательные с общим значением отношения, свойственности названного мотивирующим словом:

гави́тко ”сельский/ая, деревенский/ая” от гав (м. р.) “село, деревня”, вэшы́тко “лесной/ая” от вэш (м. р.) “лес”, пани́тко “водный/ая” от пани́ (м. р.) “вода”, илы́тко “сердечный/ая” от ило́ (м. р.) “сердце”, васты́тко “ручной/ая” от васт (м. р.) “рука”, ґэри́тко “ножной” от ґэро́й (ж. р.) “нога”, данды́тко “зубной/ая” от данд (м. р.) “зуб”, шатри́тко “шатёрный/ая” от ша́тра (ж. р.) “шатёр”, биби́тко “тётин/а” от биби́ (ж. р.) “тётя”, дэвлы́тко “божий/ья” от Дэвэ́л (м. р.) “Бог”, карахы́тко “мусульманский/ая” от караха́й (м. р.) “мужчина азиатской внешности; мусульманин”, карахни́тко “мусульманкин” от карахни́ (ж. р.) “женщина азиатской внешности; мусульманка”, раманы́тко “цыганский/ая” от романо́ “цыганский”, чялы́тко “сытный/ая” от чяло́ “сытый”, хасибны́тко “гибельный/ая“ от хасибэ́н “гибель”, кошыбны́тко “ругательный/ая” от кошыбэ́н “ругань”, сабны́тко “смешной/ая” от сабэ́н “смех”.

 В качестве мотивирующих слов выступают непроизводные и производные имена существительные или реже имена прилагательные и причастия.

2. качественные имена прилагательные, обозначающие наличие в изобилии, с излишком или присутствие характерного признака того, что названо мотивирующим словом:

каны́тко “ушастый/ая” от кан (м. р.) “ухо”, накхи́тко “носатый/ая” от накх (м. р.) “нос”, васты́тко “рукастый/ая” от васт (м. р.) “рука”, балы́тко “волосатый/ая” от бал (м. р.) “волос”, данды́тко “зубастый/ая” от данд (м. р.) “зуб”, пэри́тко “пузатый/ая” от пэр (м. р.) “живот”, шэри́тко “головастый/ая; умный/ая (≈ башковитый/ая)” от шэро́ (м. р.) “голова”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих имён существительных, обозначающих части тела или называющих особенности внешнего вида человека.

3. реже качественные имена прилагательные, обозначающие склонность к тому или проявление того, что названо отглагольным именем существительным на -ыбэ́н:

ракирибны́тко “разговорчивый/ая” от ракирибэ́н “разговор”.

В процессе образования имён прилагательных перед суффиксом -ы́тко наблюдается:

1. Отсутствие финальной гласной/финали дифтонга й/реже всего дифтонга мотивирующих слов: ило́ – илы́тко, рэ́ндо – рэнды́тко, ша́тра – шатри́тко, раша́й – рашаи́тко, лына́й – лынаи́тко, чяй – чяи́тко, ґэро́й – ґэри́тко, караха́й – карахы́тко, романо́ – романы́тко;

2. Отсутствие беглой гласной -э- в аффиксе -ыбэ́н/-ибэ́н мотивирующего отглагольного существительного: сабэ́н - сабны́тко, хасибэ́н – хасибны́тко;

3. Отсутствие беглой гласной -э- в мотивирующих именах сущ-ых  Дэвэ́л, джюкэ́л: дэвлы́тко, джюкли́тко;

4. Наложение морфем: пани́ + -и́тко – пани́тко, биби́ + -и́тко – биби́тко;

5. Озвончение финальной согласной: данд [дант] – данды́тко, гав [гаф] – гави́тко/гавы́тко, яг [як] – яги́тко;

6. Появление перед аффиксом выпадающих в абсолютном исходе согласных: васт [вас] – васты́тко, данд [дан] – данды́тко, накх [нак] – накхи́тко/накхы́тко, пхув [пху] – пхуви́тко, якх [як] – якхи́тко/ якхы́тко;

7. В именах существительных заканчивающихся на -в перед суффиксом -итко может выпадать финальная согласная: пхув – пхуи́тко, сув – суи́тко.

Вариант -ы́тко выступает в позиции после твёрдых согласных: д, л, н (тж. после -ибн), р (реже), c, т, х, ш; аспираты кх.

Вариант -и́тко выступает в позиции после согласных: б, в, г, д’, дж, к, м, н (после сущ-ых заканч-ся на гласную), р, т (после сущ-ых заканч-ся на гласную), х; аспираты кх.

-ал-́ регулярная и продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая имена прилагательные, обозначающие:

1. обладание качеством или наличие чего-либо в большой степени, в изобилии:

дошало́/ы́ “с пороком, с изъяном” от дош (ж. р.) “порок, изъян, недостаток”, лошало́/ы́ “радостный/ая” от лош (ж. р.) “радость”, бахтало́/ы́ “счастливый/ая” от бахт (ж. р.) “счастье”, зорало́/ы́ “сильный/ая” от зор (ж. р.) “сила”, патывало́/ы́ “уважительный/ая; красивый/ая” от паты́в (ж. р.) “уважение”, бокхало́/ы́ “голодный/ая” от бокх (ж. р.) “голод”, лымало́/ы́ “сопливый/ая” от лым (ж. р.) “сопля”, мэлало́/ы́ “грязный/ая” от мэл (ж. р.) “грязь”, шылало́/ы́ “холодный/ая” от шыл (м. р.) “холод”, джювало́/ы́ “вшивый/ая” от джюв (ж. р.) “вощь”, кирмало́/ы́ “червивый/ая” от кирмо́ (м. р.) “червь”, пушумало́/ы́ “блохастый/ая” от пушу́м (м. р.) “блоха”, фуяло́/ы́ “плохой/ая, дурной/ая” (брави́нта “водка”, ману́ш “человек” и т. д.) от фуй “плохой/ая; плохо”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих имён существительных, крайне редко предикатива (фуй).

2. наличие в изобилии, с излишком или присутствие характерной черты, признака того, что названо мотивирующим словом, реже склонность к чему-л. (косвенно связанная с действием) по мотивирующему слову:

уштало́/ы́ “губастый/ая” от ушт (м. р.) “губа”, псикало́/ы́ “плечистый/ая” от псико́ (м. р.) “плечо”, чибало́/ы́ “языкастый/ая; болтливый/ая” от чиб (ж. р.) “язык”, якхало́/ы́ “глазастый/ая; глазливый/ая” от якх (ж. р.) “глаз”, гэрало́/ы́ “рябой/ая; гнилой/ая” от гэр (ж. р.) “оспина, болячка”, шынгало́/ы́ “рогатый/ая” от шынг (м. р.) “рог”, шэрало́/ы́ “головастый/ая; главный/ая” от шэро́ (м. р.) “голова”, лангало́/ы́ “хромой/ая” от ланга́ва “хромаю”, мурдало́/ы́ “дохлый/ая, поганый/ая” от мурдёва́ва “тухну, гасну”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих имён существительных, преимущественно обозначающих части тела человека или называющих особенности внешнего вида человека и животного, гораздо реже к корневой морфеме мотивирующих глаголов.

В процессе образования перед суффиксом наблюдается:

1. Отсутствие финальной гласной мотивирующего слова: псико́ – псикало́;

2. Озвончение финальной согласной мотивирующего слова: джюв [джюф] джювало́, паты́в [паты́ф] – патывало́, чиб [чип] – чибало́, шынг [шынк] – шынгало́;

3. Появление перед аффиксом выпадающих в абсолютном исходе согласных:

бахт [бах] – бахтало́, бокх [бок] – бокхало́, якх [як] – якхало́.

-ан-́, -ян-́ регулярная, но недостаточно продуктивная иконно-цыганская словообразовательная единица, образующая:

1. относительные имена прилагательные со значением сделанный или состоящий из того, что названо мотивирующим словом:

бакрано́ “бараний” от бакро́ (м. р.) “баран”, гурувано́ “говяжий” от гуру́в (м. р.) “бык”, балычяно́ “свиной” от балычё́ (м. р.) “хряк”, грастано́ “конский” от грай (м. р.) “конь”, джюклано́ “собачий” от джюкэ́л (м. р.) “собака; пёс”, цыпано́ “кожаный” от цы́па (ж. р.) “кожа”;

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих имён существительных, обозначающие живые существа, их покров.

2. имена прилагательные с общим значением отношения, свойственности или принадлежности к тому, а также обладание качеством тем, что названо мотивирующим словом:

пурано́/ы́ “старый/ая, ветхий/ая” от пхуро́ “старый”, бэнгано́/ы́ “чёртовый/ая” от бэнг (м. р.) “чёрт”, романо́/ы́ “цыганский/ая” от ром (м. р.) “цыган”, дарано́/ы́“страшный/ая (роспхэныбэ́н “рассказ”, глос “голос” и т. д.); боязливый/ая (мануш “человек”)” от дар (ж. р.) “страх”, трашано́/ы́ “страшный/ая (роспхэныбэн “рассказ”,глос “голос” и т. д.), боязливый/ая (мануш “человек”)” от траш (ж. р.) “испуг, страх”, дукхано́/ы́ “больной/ая (место на теле, часть тела)” от дукх (ж. р.) “боль”, холяно́/ы́ “злой/ая” от холы́ “злость”,  издрано́/ы́ “дрожащий/ая” от издра́ва “дрожу”, хохано́/ы́ “ложный/ая ( дром “путь” и т. д.); лживый/ая (ману́ш “человек”, муй “лицо”)” от хохава́ва “обманываю”, джюклано́/ы́ “пёсий/ья (муй “лицо, здесь: морда”)”  от джюкэ́л “пёс, собака”, манушано́/ы́ “человечий/ья (глос “голос”)” от ману́ш “человек”.

В роли мотивирующего слова выступают непроизводные имена существительные мужского и женского рода или реже основа глагола.

Образованные при помощи аффиксов -ытко/-итко и -ан-/-ян- имена прилагательные со значением общего отношения, свойственности или принадлежности к тому, что названо мотивирующим словом, по значению могут как полностью совпадать, так и различаться, например: цыпы́тко и цыпано́ “кожанный (сделанный из кожи)”, балычи́тко “свинский (о поступке)”, балычяно́ “свинной, свинячий (о внешности)”, джюкли́тко “пёсий, сучий (о поступке)”, джюклано́ “пёсий (о внешности)” и т. п.

Перед суффиксом наблюдается:

1. Отсутствие финальных гласных мотивирующих слов: бакро́ – бакрано́, балычё́ – балычяно́, пхуро́ – пурано́, холы́ – холяно́, цы́па – цыпано́;

2. Отсутствие беглой гласной -э- в мотивирующем слове джюкэ́л: джюклано́;

3. Озвончение конечных согласных: гуру́в [гуру́ф] – гурувано́;

4. Появление перед аффиксом выпадающих в абсолютном исходе согласных:

дукх [дук] – дукхано́;

5. Дизаспирация аспираты пх мотивирующего имени существительного: пхуро́ – пурано́;

6. Наложение морфем: корневой финали -а мотивирующего глагола на аффиксальную морфему -ан-́: издра́ва – издрано́.

Вариант -ян-́ выступает в позиции после согласной ч.

Вариант -ан-́ выступает во всех остальных случаях.

-ун-́, -юн-́ регулярная, но недостаточно продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая:

1. относительные имена прилагательные со значением сделанный или состоящий из того, что названо мотивирующим словом:

баруно́/ы́ “каменный/ая” от бар (м. р.) “камень”, балуно́/ы́ “волосяной/ая” от бал (м. р.) “волос”, каштуно́/ы́ “деревянный/ая” от кашт (м. р.) “полено, палка”, масуно́/ы́ “мясной/ая” от мас (м. р.) “мясо”, пхаруно́/ы́ “шёлковый/ая” от пхар (м. р.) “шёлк”, мачюно́/ы́ “рыбий/ья” от мачё́ (м. р.) “рыба”, совнакуно́/ы́ “золотой/ая” от совнака́й (м. р.) “золото”, саструно́/ы́ “железный/ая” от састы́р (м. р.) “железо”, харкуно́/ы́ “фальшивый/ая” от основы имени сущ-ого харк- “медь” [в современном цыг. яз. основа харк- не употребл. самостоятельно].

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих имён существительных, обозначающие неодушевлённые предметы, материалы, реже живые существа, их плоть и волосяной покров.

2. редко имена прилагательные с общим значением отношения, свойственности или принадлежности тому, что названо мотивирующим словом:

чячюно́/ы́ “настоящий/яя” от чячё́ “верно (раннее: истинный, верный)”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующего имени прилагательного.

Перед суффиксом наблюдается:

1. Отсутствие финальной гласной мотивирующего слова: мачё́ – мачюно́, совнакай́ – совнакуно́, чячё́ – чячюно́;

2. Отсутствие беглой гласной -ы- в мотивирующем слове састы́р: саструно́;

3.  Появление перед аффиксом выпадающей в абсолютном исходе согласной: кашт [каш] – каштуно́.

Вариант -юн- выступает в позиции перед согласной ч.

Вариант -ун- выступает во всех остальных случаях.

-ов-́ нерегулярная исконно-цыганская словообразовательная единица, выделяющаяся в имени прилагательном со значением сделанный из того, что названо мотивирующим именем существительным:

рупово́/и́ “серебряный/ая” от руп (м. р.) “серебро”.

-атун-́, -ятун-́ регулярная, но недостаточно продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая имена прилагательные от мотивирующих наречий места и времени (крайне редко образа действия):

англатуно́/ы́ “передний/яя” от анги́л “впереди”, атасятуно́/ы́ “вчерашний/яя; завтрашний/яя” от атася́ “вчера; завтра”, ґаратуно́/ы́ “давний/яя” от ґара́ “давно”, палатуно́/ы́ “задний/яя” от палэ́ “позади”, дуратуно́/ы́ “дальний/яя” от дур “далеко”, тэлатуно́/ы́ “нижний/яя” от тэлэ́ “внизу”, упратуно́/ы́ “верхний/яя” от упрэ́ “наверху”, ивьятуно́/ы́ “напрасный/ая” от ивья́ “напрасно”.

Перед аффиксом наблюдается:

1. Отсутствие финальной гласной мотивирующего слова: палэ́ – палатуно́, тэлэ́ – тэлатуно́, упрэ́ – упратуно́;

2. Наложение морфем; наложение  суффикса -атуно́ на финаль -а мотивирующего наречия: ґара́ + -атуно́ – ґаратуно́.

3. Отсутствие беглой гласной -и- в мотивирующем наречии анги́л: англатуно́.

Вариант -ятун-́ выступает в позиции после наречий, оканчивающихся на гласную я.

Вариант -атун-́ выступает во всех остальных случаях.

-(и)кан-́, -(и)кун-́ (местн.)  регулярная и продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая относительные имена прилагательные со общим значением отношения к тому или проявление признака или свойства того, что названо мотивирующим словом. В качестве мотивирующего слова выступают имена существительные и реже имена существительные и субстантивированные слова:

гадж(и)кано́/ы́ “не цыганский/ая” от гаджё́ (м. р.) “не цыган”, муршкано́/ы́ “мужской/ая; мужественный/ая” от мурш (м. р.) “мужчина”, джювликано́/ы́ “женский/ая; женственный/ая” от джювли́ (ж. р.) “женщина”, райкано́/ы́ (райкуно́/ы́) “барский/ая” от рай (м. р.) “господин, важная особа”, пхурьякуно́/ы́ “старый/ая, стариковский/ая, старушечий/ья (о вещи)” от пхуро́ “старый”, мулкано́/ы́ “мертвецкий/ая” от муло́ (м. р.) “покойник”.

Иногда с помощью этого аффикса образуются относительные имена прилагательные со значением проявление качества, названного мотивирующим именем существительным и прилагательным:

ладжякуно́/ы́ “стеснительный/ая” от ладж (ж. р.) “стыд”, даранкуно́/ы́ “боязливый, пугливый” от дарано́ “страшный”.

Выделяется также в имени прилагательном по мотивирующему наречию образа действия: ивьякуно́/ы́ “напрасный/ая” от ивья́ “напрасно”.

Присоединяется к непроизводной, редко к производной основе мотивирующего слова.

В процессе образования наблюдается:

1. Отсутствие финальной гласной мотивирующего слова: гаджё́ – гадж(и)кано́, дарано́ – даранкуно́, муло́ – мулкано́;

2. Наложение морфем; аффиксальной -икано́ на финальную гласную -и мотивирующего имени существительного женского рода: джювли́ + -икано́ – джювликано́;

3. Появление на стыке корневой и аффиксальной морфем интерфикса -я-: джювлякано́, ладжякуно́;

4. Озвончение конечной аффрикаты дж мотивирующего слова ладж [лач]: ладжякуно́.

-вал-́ регулярная и продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая относительные имена прилагательные со значением обладание качеством на основе сходства по какому-л. признаку, которое заключено в мотивирующем имени существительном (реже причастии):

барвало́/ы́ “богатый/ая” от бар (м. р.) “тысяча”, бэнгвало́/ы́ “бешенный/ая” от бэнг (м. р.) “чёрт”, ратвало́/ы́ “кровавый/ая; наглый/ая” от рат (м. р.) “кровь”, кашвало́/ы́ “некудышный/ая” от кашт (м. р.) “полено; палка”.

Иногда может наблюдаться утрата семантической связи с производящей основой: насвало́/ы́ “больной/ая”.

Присоединяется чаще к непроизводной, реже к производной основе мотивирующих слов. Перед аффиксом может наблюдаться:

1. Отсутствие финали -ло мотивирующего причастия хындло́: хындвало́;

2. Отсутствие финальной согласной -т мотивирующего имени существительного кашт: кашвало́;

3. Озвончение конечной согласной: бэнг [бэнк] – бэнгвало́.

-вар-́ регулярная, но малопродуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая имена прилагательные, которые обозначают обладание качеством (иногда на основе сходства по какому-л. признаку) или свойством, заключённое в мотивирующем слове:

годьваро́/и́ “умный/ая” от годы́ (ж. р.) “ум”, лылваро́/и́ “бумажный/ая; грамотный/ая” от лыл (м. р.) “бумага”, манушваро́/и́ “красивый/ая” от ману́ш (м. р.) “человек”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих имён существительных. В процессе образования наблюдается:

1. Отсутствие финальной гласной мотивирующего слова: годы́ – годьваро́;

2. Озвончение конечной согласной: данд [дант] – дандваро́/и́ “русский мужчина/русская женщина”;

3. Появление перед аффиксом выпадающего в абсолютном исходе согласной: данд [дан] – дандваро́.

-ям-́ нерегулярная раннее заимствованная (вероятно из аффикса греческого по происхождению -имэ́) словообразовательная единица, выделяющаяся в имени прилагательном, характеризующимся признаком, названом мотивирующим словом:

холямо́/ы́ “злой/ая”.

В качестве мотивирующего слова выступает непроизводная основа имени существительного холы́ (ж. р.) “злость”.

-́кир-, -́гир-регулярная и весьма продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, служащая для образования относительных имён прилагательных со значением принадлежности тому, что названо мотивирующим словом. В качестве мотивирующих слов выступают имена существительные мужского и женского рода (нарицательные и собственные). Прилагательные с суффиксом -́киро(и)/-́гиро(и) имеют следующую структуру: 1. основа косвенного падежа единственного числа + -́киро/и: ромэ́скиро кхэр “дом цыгана”, ромэ́скири чюкни́ “плеть цыгана”, да́киро дыхло́ “платок матери”, да́кири и́дя “платье матери”, Куба́скиро/и “Кубы, Кубин”, Червоня́скиро/и “Червони, Червонин”, Руда́скиро/и “Руды, Рудин”, Рубина́киро/и “Рубины, Рубинин”, Ляля́киро/и “Ляли, Лялин”;

2. основа косвенного падежа множественного числа + -́гиро/и: ромэ́нгиро рэ́ндо “цыганское дело, дело цыган”, ромэ́нгири буты́ “цыганская работа, работа цыган”, ромне́нгиро кхэлыбэ́н “пляска цыганок”, ромне́нгири гилы́ “песня цыганок”, Каржовонэ́нгиро/и “рода Каржовых”, Бэнганюкэ́нгиро/и “рода бэнганю́ков (изгоняющих чертей)”, Маче́нгиро/и “рода, который занимается торговлей рыбы”.

-д-/-л- нерегулярная словообразовательная единица, выделяющаяся в именах прилагательных по мотивирующему причастию: джидо́/ы́ “живой/ая”, киндо́/ы́ “мокрый/ая”, пхэрдо́/ы́ “полный/ая”, муло́/ы́ “мёртвый/ая”.

-дун-́ регулярная, но малопродуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая имена прилагательные по мотивирующему слову. В качестве мотивирующего слова выступают глаголы:

кхандуно́/ы́ “вонючий/ая; пахучий/ая” от кханда́ва “воняю; пахну”, тхадуно́/ы́ “текучий/ая; жидкий/ая” от тхада́ва “теку”;

-ютн-́ нерегулярная исконно-цыганская словообразовательная единица, выделяющаяся в имени прилагательном причастного происхождения по мотивирующему глаголу:

хасютно́/ы́ “испорченный/ая”.

-ор-́ регулярная, но в современном цыганском языке недостаточно продуктивная исконно-цыганская формообразовательная единица, служащая для образования имён прилагательных с уменьшительно-ласкательным значением:

жужоро́/и́ “чистенький/ая” от жужо́ “чистый”, тэрноро́/и́ “молоденький/ая” от тэрно́ “молодой”, тыкноро́/и́ “маленький/ая” от тыкно́ “малой”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих исконно цыганских прилагательных со значением физического качества.

-́иньк-о регулярная и продуктивная заимствованная из русского языка формообразовательная единица, образующая имена прилагательные с уменьшительно-ласкательным оттенком:

ку́чинько “хорошенький/ая” от куч “хороший”, ла́чинько “хорошенький/ая” от лачё́ “хороший”, дылы́нинько “глупенький/ая” от дылыно́ “глупый”, го́динько “умненький/ая” от годо́ “умный”, ухта́динько “непослушненький/ая” от ухтадо́ “непослушный”, ро́днинько “родненький/ая” от ро́дно “родной”, го́жынько “красивенький/ая” от го́жо “красивый”.

Присоединяется как к непроизводной, так и к производной основе (исконных и заимствованных) имён прилагательных (в т. ч. имён прилагательных причастного происхождения), реже предикативов  со значением физического качества. Перед аффиксом наблюдается отсутствие финальной гласной мотивирующего слова: лачё́ – ла́чинько, ро́дно – ро́днинько.

-ова́т-о нерегулярная заимствованная из русского языка словообразовательная единица, служащая для образования от заимствованных (б. ч. из русского языка) имён прилагательных  со значением неполноты качества:

дрогова́то “дороговатый/ая”, длэнгова́то “длинноватый/ая”, жолтова́то “жёлтоватый/ая”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующего имени прилагательного: дро́го “дорогой”, длэ́нго “длинный”,  жо́лто “жёлтый”.

-ю́синьк-о нерегулярная заимствованная из русского языка формообразовательная единица, выделяющаяся в именах прилагательных с усилительно-ласкательным значением:

тэрню́сенько “досл. молодюсенький”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих имён прилагательных: тэрно́ “молодой”.

1. 3. Словообразовательные суффиксы глаголов

-кир-́¹ регулярная и весьма продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, участвующая в образовании переходных глаголов со значением действия, которое имеет отношение к тому, что названо мотивирующим словом. В качестве мотивирующего слова выступают:

1. непереходные глаголы:

ачькира́ва “оставляю” от ачя́ва(пэ) “остаюсь”, бандякира́ва (тж. банчькира́ва) “гну” от бандёва́ва “гнусь”, бэшакира́ва “сажу” от бэша́ва “сажусь”, мурдякира́ва (тж. мучькира́ва) “тушу, гашу” от мурдёва́ва “затухаю, погасаю”, рискира́ва “возвращаю; рву́” от рисёва́ва “возвращаюсь; рвусь”, сыклякира́ва “учу” от сыклёва́ва ”учусь”, уштякира́ва “ставлю, поднимаю (на ноги)” от ушта́ва “встаю”, ханджькира́ва “чешу” от ханджёва́ва “чешусь”, хачькира́ва “жгу” от хачёва́ва “гарю”, шутькира́ва (тж. шучькира́ва) “сушу” от шутёва́ва “сохну” и т. д.;

2. исконно цыганские имена прилагательные (в том числе имена прилагательные причастного происхождения) и реже причастия:

банькира́ва “гну; виню” от банго́ “кривой; виновный”, барьякира́ва “ращу” от баро́ “большой”, жужакира́ва “чищу” от жужо́ “чистый”, парнякира́ва “белю” от парно́ ”белый”, насвалякира́ва “заражаю” от насвало́ “больной”, корьякира́ва “слеплю, ослепляю” от короро́ “слепой”, пхэрдякира́ва “наполняю” от пхэрдо́ “полный”, татькира́ва (тж. тачькира́ва) “грею” от тато́ “тёплый”, киндякира́ва (тж. кинчькира́ва, кинькира́ва) “мочу” от киндо́ “мокрый”, лондякира́ва (тж. лонькира́ва, лончькира́ва) “солю” от лондо́ “солённый”, мулякира́ва “гублю́” от муло́ “мёртвый”, бэшлякира́́ва “сажу” от бэшло́ “седячий, севший” и т. д.;

3. исконно цыганские имена  существительные (в том числе производные имена существительные на -ибэ́н):

бутякира́ва “работаю” от буты́ (ж. р.) “работа”, драбакира́ва “ворожу” от драб (м. р.) “лекарство; чай”, дылнякира́ва “дурачу” от дылыно́ (м. р.) “дурак”, ладжякира́ва “стыжу” от ладж (ж. р.) “стыд”, ратькира́ва (тж. рачькира́ва) “ночую” от рат (ж. р.) “ночь”, мэлякира́ва “пачкаю” от мэл (ж. р.)“грязь”, хаськира́ва “гублю” от хась (ж. р.) “гибель”, холякира́ва “злю” от холы́ (ж. р.) “злость”, сабнякира́ва “смешу” от сабэ́н (м. р.) “смех” и т. д.;

4. исконные и заимствованные наречия:

дурьякира́ва “отдаляю” от дур “далеко”, штылякира́ва “утихомириваю” от штыл “тихо”.

В некоторых случаях в глаголах, образованных при помощи аффикса -кир-, утрачивается этимологическая связь с мотивирующей основой:

(до)жакира́ва “жду”, ракира́ва “говорю”, лучькира́ва “таращу”, линькира́ва “мну” и т. п.

Присоединяется к непроизводной и производной основе мотивирующих слов. В процессе образования с помощью аффикса -кир- наблюдается:

1. После корневой морфемы мотивирующего непереходного глагола:

1) Появление интерфикса -я-/-а-; после корневой морфемы непереходного глагола заканчивающейся на -ш ставится интерфикс -а-, в остальных случаях употребляется интерфикс -я- (за исключением мотивирующих основ на дж, с΄, т΄, ч);

2) После корневых основ непереходных глаголов, заканчивающихся на дж, с΄, т΄, ч интерфикс регулярно отсутствует, при этом в основе мотивирующего глагола на с΄ наблюдается чередование конечной парной мягкой согласной с соответствующей твёрдой: рисёва́ва - рискира́ва;

3)  После корневой основы мотивирующего непереходного глагола на д΄ возможно образование двух равноправных вариантов: с интерфиксом -я- и без него: бандёва́ва → бандякира́ва/банчькира́ва (собственно: банджькира́ва, где аффриката дж оглушается под влиянием глухого согласного к), мурдёва́ва → мурдякира́ва/мучькира́ва (собственно: мурджькирава, где, кроме оглушения аффрикаты дж под влиянием глухого согласного к, выпадает корневой согласный р);

2.  После основы мотивирующего имени прилагательного и причастия:

1) Появление интерфикса -я-/-а- (после корневой основы мотивирующего прилагательного на -ж, -ц, -ш); после основы мотивирующего имени прилагательного и причастия;

2) После мотивирующего имени прилагательного с корневой основой на т, интерфикс -я- не ставится, с одновременным чередованием конечной парной твёрдой согласной с соответствующей мягкой либо чередование согласного т с соответствующей аффрикатой ч: тато́ – татькира́ва; тато́ – тачькира́ва;

3) После мотивирующих имён прилагательных с основами на -г, -д может выпадать финаль -го, -до, с одновременным чередованием конечной парной твёрдой согласной с соответствующей мягкой: банго́ –банькира́ва, киндо́ – кинькира́ва, лондо́ – лонькира́ва (за исключением мотивирующего имени прилагательного пхэрдо́). После мотивирующих имён прилагательных с корневой основой на -д может присоединяться либо отсутствовать интерфикс -я-, с одновременным чередованием конечной парной твёрдой согласной с соответствующей мягкой либо с чередованием согласного д с соответствующей аффрикатой дж оглушённой под влиянием соседнего глухого согласного к: киндо́ – киндякира́ва/кинчькира́ва, лондо́ – лондякира́ва/лончькира́ва;

3.  После корневой основы исконно-цыганских имён существительных:

1) Появление интерфиксов -я-/-а-; интерфикс -а- ставится после корневой основы мотивирующего имени существительного на -б: драб – драбакира́ва, интерфикс -я- ставится в остальных случаях, с одновременным чередованием конечной парной твёрдой согласной с соответствующей мягкой: мэл - мэлякира́ва;

2) В мотивирующем имени существительном с основой на -т интерфикс -я- не ставится, с одновременным чередованием конечной парной твёрдой согласной с соответствующей мягкой либо с чередованием согласного т с соответствующей аффрикатой ч: рат – ратькира́ва/рачькира́ва;

3) Выпадение финальной гласной мотивирующего имени существительного с одновременным присоединением интерфикса -я-: буты – бутякира́ва, холы́ – холякира́ва;

4) Отсутствие беглой гласной основы мотивирующего слова: дылыно́ – дылнякира́ва, сабэ́н – сабнякира́ва;

5) Озвончение финальной согласной: драб – драбакира́ва, ладжь [лач] – ладжякира́ва;

4. После корневой основы мотивирующего наречия:

1) Появление интерфикса -я-, с одновременным чередованием конечной парной твёрдой согласной с соответствующей мягкой: дур – дурьякира́ва (сонорный твёрдый согласный р имеет мягкий вариант рь так как в цыганском языке нет на стыке корневой и аффиксальной морфем сочетания ря), штыл – штылякира́ва.

-гир-́ нерегулярная исконно-цыганская словообразовательная единица, выделяющаяся в переходном глаголе, обозначающим действие по мотивирующему слову, в роли которого служит переходный глагол:

чингира́ва “рублю” от чина́ва “режу”.

-ав-́ регулярная и продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая переходные глаголы со значением действия, которое имеет отношение к тому, что названо мотивирующим словом. В роли мотивирующего слова выступают:

1.  непроизводные глаголы со значением непереходности:

ачява́ва “оставляю” от ачя́ва(пэ) “остаюсь”, башава́ва “играю (на музыкальном инструменте)” от баша́ва “лаю (о собаке), кукарекаю (о петухе)”, билава́ва “плавлю; топлю” от била́ва “плавлюсь; таю”, ґанава́ва “капаю” от ґана́ва (тж. ґ́анда́ва) “чешу”, дарава́ва “пугаю” от дара́ва “боюсь”, дукхава́ва “причиняю боль” от дукха́л “болит”, нашава́ва “теряю” от наша́ва “бегу”, урьява́ва “одеваю” от урья́ва(пэ) “одеваюсь”;

2. исконно цыганские и реже заимствованные имена существительные:

зумава́ва “гадаю” от зуми́ (ж. р.) “суп”, чярава́ва “кормлю” от чяр (ж. р.) “трава”, пусава́ва “колю” от пхус (м. р.) “солома”, мразава́ва “морожу” от мра́зо (м. р.) “мороз”.

В некоторых случаях образованные при помощи аффикса -ав- глаголы утрачивают смысловую связь с производящей основой:

бичява́ва “посылаю”, гарава́ва “прячу”, карава́ва “варю, готовлю”, малава́ва “ударяю”, мурава́ва “брею”, пурава́ва “таращу”, пусава́ва “колю”, путрава́ва “потрошу”, рава́ва “роняю”, сыкава́ва “показываю”, тасава́ва “давлю”, ублава́ва “вешаю”, халава́ва “мою”, хытава́ва “щекочу”, хохава́ва “обманываю”, чилава́ва “трогаю”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих слов. В процессе образования переходных глаголов от мотивирующих имён существительных с помощью аффикса -а́в- наблюдается:

1.  Отсутствие финальной гласной мотивирующего слова: зуми́ – зумава́ва, мра́зо – мразова́ва;

2. Чередование конечной парной твёрдой согласной с соответствующей мягкой:

зуми́ – зумава́ва.

Образованные с помощью аффиксов -кир-́ и -ав-́ глаголы от одной основы выступают в качестве синонимов: ачькира́ва/ачява́ва “оставляю”, мразякира́ва/мразава́ва “морожу, замораживаю”, тасакира́ва/тасава́ва “давлю”. Иногда синонимичные глаголы такого рода могут иметь разные оттенки: шулякира́ва “убираю (подметаю, мою); разг. ворую”, шулава́ва “подметаю”, тасадькира́ва/тасачькира́ва (дро паны́) “топлю (в воде)”, тасава́ва “давлю; душу”.

-ыр-́,-ир-́ нерегулярная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая переходные глаголы. В качестве мотивирующей основы служат:

1. переходный глагол:

пхагира́ва “ломаю” от пхага́ва “ломаю”;

2. исконно цыганское существительное:

дандыра́ва “кусаю” от данд (м. р.) “зуб”.

-ыл-́ нерегулярная исконно-цыганская словообразовательная единица, выделяющаяся в переходном глаголе по мотивирующему непереходному глаголу: ухтыла́ва “хватаю, ловлю” от ухта́ва “прыгаю; скачу”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих слов. Перед аффиксом наблюдается:

1. Чередование парной твёрдой согласной с соответствующей мягкой: пхага́ва - пхагира́ва;

2. Озвончение финальной согласной: данд [дант] – дандыра́ва.

-д-́ нерегулярная исконно-цыганская словообразовательная единица, выделяющаяся в переходных глаголах с основой на -н-:

биянда́ва “рожаю”, ґанда́ва “чешу”, янда́ва “приношу”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующего слова. Наличие или отсутствие аффикса в составе глагольной основы выше названных слов зависит от территориальных особенностей языка цыган.

-к-(ин-́) нерегулярная заимствованная из русского языка словообразовательная единица, образующая непереходные глаголы со значением действия, которое имеет отношение к тому, что названо мотивирующим словом. В качестве  мотивирующих слов выступают исконно цыганские междометия:

ґэлюкина́ва “говорю тьфу (цыг. ґэлю́)”, ґэтюкина́ва “говорю тьфу (цыг. ґэтю́)”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих слов.

-ын-́, -ин-́ регулярная и продуктивная раннее заимствованная словообразовательная единица, служащая для образования переходных глаголов обозначающих действие, названное мотивирующим словом. В качестве мотивирующих слов выступают:

1. глаголы нецыганского происхождения:

дышына́ва “дышу”, клинина́ва “клину, проклинаю”, казнина́ва “казню”, блэндына́ва “блуждаю”, психина́ва “психую”, пособина́ва “помогаю”, дружина́ва “дружу”, скучина́ва “скучаю”.

2. имена существительные нецыганского происхождения:

галина́ва “бью; порчу” от сга́ло (м. р.) “издевательство”, зэвлына́ва “ревную” от зэ́вла (ж. р.) “ревность”, гвалтына́ва “кричу” от гва́лта (ж. р.) “крик, гвалт”, думина́ва/ґэндына́ва “думаю” от ду́ма (ж. р.)/ґэ́ндо (м. р.) “мысль”, мэнчина́ва “мучаю” от мэ́нька (ж. р.), сэндына́ва “сужу” от сэ́ндо (м. р.) “суд”, пэнтына́ва “путаю” от пэ́нто (м. р.) “узел”;

3. наречия:

дорина́ва “жалею” от дор “жалко”.

Присоединяется непосредственно к основе мотивирующего слова. В процессе образований перед аффиксом -ин-́ наблюдается:

1. Отсутствие финальной гласной мотивирующего слова: зэ́вла – зэвлына́ва, сэ́ндо – сэндына́ва;

2. Чередование: в слове мэ́нька заднеязычная согласная чередуется с соответствующей шипящей: мэ́нька – мэнчина́ва;

3. В слове сга́ло одновременное отсутствие префикса и финальной гласной мотивирующего слова: сга́ло – галина́ва.

-кир-́² регулярная, но недостаточно продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, служащая для образования переходных глаголов со значением действия по мотивирующему слову. В качестве мотивирующего слова выступают слова нецыганского происхождения, в роли которых выступают имена существительные и глаголы:

галякира́ва “бью” от сга́ло (м. р.) “издевательство”, казнякира́ва “казню” от казнить, мразякира́ва “морожу” от мра́зо (м. р.) “мороз”, сэндякира́ва “сужу” от сэ́ндо (м. р.) “суд”, крэнцакира́ва “кручу” от крэ́нцо (м. р.) “завиток”.

Присоединяется непосредственно к корневой морфеме мотивирующего слова. Перед аффиксом наблюдается:

1. Появление интерфикса -я-, с одновременным чередованием конечной парной твёрдой согласной с соответствующей мягкой: мра́зо – мразякира́ва (за исключением заимствованных глаголов с основой на -ц, где интерфикс -я-либо отсутствует и аффикс -кир- присоединяется непосредственно к корневой основе мотивирующего глагола: тринцкира́ва “трясу”, либо вместо него появляется интерфикс -а-, с одновременным выпадением финальной гласной  мотивирующего имени существительного: крэнцакира́ва “кручу”);

2. Отсутствие финальной гласной мотивирующего имени существительного: сэ́ндо – сэндякира́́ва;

3. Одновременное отсутствие префикса и финальной гласной мотивирующего слова сга́ло: сга́ло – галякира́ва.

-ыс-кир-́, -ис-кир-́ регулярная, но в настоящий момент непродуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая переходные глаголы со значением действия по мотивирующему глаголу. В роли мотивирующего слова выступают слова нецыганского происхождения:

влэчискира́ва “волочу”, шэптыскира́ва “шепчу”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующих слов.

Глава II

Префиксальный способ словообразования  

В словообразовании современного цыганского языка префиксы являются активными словообразовательными элементами, большая часть из которых заимствована из русского языка. Глагольные префиксы из русского языка в процессе заимствования стали основными показателями пространственного, количественного значения цыганского глагола, в результате были вытеснены некоторые старые обороты речи или образованы синонимичные им: глагол + наречие, глагол + предлог.

К примеру:

старая форма:                                                  новая форма:

Мэка́са тэлэ́ да ракирибэ́н! (не употр.)     – Обмэка́са да ракирибэ́н! “Опустим это разговор!”

Кэрдэ́ прэ ла́тэ о сабэ́н.  (употр.)                 – Обсанд(л)э́ ла.  “Обсмеяли её”            “Над нею насмеялись” (перен. надругались) 

Чю́рдэ (ада́ псики́тко) прэ пэ́стэ! (употр.)  - Начю́рдэпэ “Накинься!”                                                               “Накинь (эту накидку) на себя!”

                              Словообразовательные префиксы

би-¹ регулярная и продуктивная исконно-цыганская словообразовательная единица, образующая: имена прилагательные со значением признака или качества, характеризующийся отсутствием того, что названо мотивирующим именем существительным. Прилагательные с префиксом би- имеют следующую структуру:

а) би- + основа косвенного падежа имени существительного + -́киро/и (для сущ-ых в ед. ч.) и -́гиро/и (для сущ-ых во мн. ч.), в этом случае префикс би- по значению может либо  совпадать с предлогом би “без” либо замещает его:

 бивастэ́скиро/и “без руки”, бивастэ́нгиро/и “без рук; безрукий/ая”, биловэ́нгиро/и “без денег; безденежный/ая”, бичявэ́скиро “без ребёнка”, бичявэ́нгиро/и “без детей; бездетный/ая”, бихабна́скиро “без еды”;

б) би- + корневая основа (непроизводная) + -и́тко:                                          биилы́тко “бессердечный/ая”, бичибы́тко “немой/ая (досл. безязыковый)”, бишэри́тко “безголовый/ая”, бивасты́тко “безрукий/ая”, биданды́тко “беззубый/ая”;

в) как исключение:

бибахтало́/и́ “несчастный/ая, бессчастный/ая” от бахтало́/и́ “счастливый/ая”, биладжякуно́/ы́ “бессовестный/ая” от ладжякуно́/ы́ “совестливый/ая”, биболдо́/ы́ “некристь (мусульманин)” от болдо́/ы́ “крещёный/ая”, билондо́/ы́ “не солённый/ая”  от лондо́/ы́ “солёный/ая”.

би-² нерегулярная словообразовательная единица, выделяющаяся в имени существительном со значением отсутствия или противоположности того, что названо мотивирующим именем существительным: би́бахт “несчастье; бесчасть (о человеке)” от бахт (ж. р.) “счастье”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующего слова.

би-³ регулярная, но в современном языке непродуктивная словообразовательная единица, служащая для образования некоторых глаголов со значением противоположности по мотивирующему слову: бикна́ва “продаю” от кина́ва “покупаю”, бистра́ва “забываю” от стара́ва “хватаю, ловлю”, бишара́ва “порицаю” от шара́ва “хвалю”, биян(д)а́ва “рожаю” от ян(д)а́ва “приношу”.

Присоединяется к непроизводной основе мотивирующего слова.

бис-, биз- регулярная и в современном языке весьма продуктивная заимствованная из русского языка словообразовательная единица, образующая имена прилагательные со значением признака или качества, характеризующийся отсутствием того, что названо мотивирующим именем существительным. Прилагательные с префиксом бис- имеют следующую структуру:

а) бис-/биз- + основа косвенного падежа имени существительного + -́киро/и (для сущ-ых в ед. ч.) и -́гиро/и (для сущ-ых во мн. ч.), в этом случае префикс бис-по значению может совпадать с предлогом би “без”:

бискхэрэ́скиро/и “бездомный/ая; без дома”, бизловэ́нгиро/и “ безденежный/ая; без денег”, биздадэскиро/и “безотцовый/ая; без отца”;

б) бис-/биз- + корневая основа мотивирующего слова + -ы́тко:

би(с)тыкнэмасы́тко “бездетный/ая; бесплодная” от тыкно́ мас “ребёнок; малыш (досл. маленькое телесо)”;

в) бис- + основа мотивирующего слова + словообразующий аффикс имён прилагательных:

биспатывало́/ы́ “бессовестный/ая, неуважительный/ая” от патывало́/ы́ “уважительный/ая”.

Большинство заимствованных из русского языка глагольных приставок, в цыганском языке имеет определённые формальные отличия.

В русском языке :     В цыганском языке:

во-                                в- вджя́ва “вхожу; войду”             

вс-                                 с- срипира́ва “вспоминаю”

о-                                  об- обмэка́ва “опускаю”, оброва́ва “оплакиваю”

обо-                             об- обджя́ва “обхожу; обойду”, обґалыё́мпэ “обознался/

                                     обозналась”

ото-                              от- отмстина́ва “отомщу”, отрискира́ва “отрываю; оторву”

подо-                           под- подкхардё́м “подозвал/подозвала”

рас-/раз-                    рос-/роз- росчюрда́ва “раскидываю, разбрасываю”,

                                     розлыджя́ва “развожу”

со-                                с-  скэда́ва “собираю”, скхардё́м “созвал/а”, сджя́ва

                                      “схожу; сойду”, срискира́ва “срываю; сорву”                                                                                                    

с-                                   (и)с-/(и)з- (и)сла́ва/(и)зла́ва “снимаю”, (и)счюрда́ва  

                                      “скидываю”, (и)спучя́ва “спрашиваю”, (и)сдыкха́ва  

                                     “смотрю”, (и)счюва́ва “складываю”, (и)схачёва́ва

                                      “сгораю”.

 

 

Глава III

Аффиксально-префиксальный способ словообразования

Образование новых слов путём одновременного присоединения префиксальной и суффиксальной морфем к производящей основе. В качестве производящей основы служит корень глагола (см. тж. “Словообразовательные префиксы”):

закэрибэ́н (м. р.) “выгода, доход”, розмарибэ́н (м. р.) “разбой, скандал”, подчиндо́ (м. р.) “дырка (в одежде)”, росчинд(л)ы́ (ж. р.) “росписка”, захало́/ы́ “заядлый/ая”.

 

Глава IV

Словосложение как способ словообразования

Сложных слов (композита) в современном цыганском языке сравнительно мало.  Образуются они путём соединения двух непроизводных основ (имя + имя) при помощи соединительной гласной -э-/-е-. Сложные слова имеют следующую структуру:

1. основа имени (1) + соединит. гласная -э-/-е- + основа имени (2) + -ы́тко/-и́тко:

локхэвасты́тко “чистоплотный/ая, трудолюбивый/ая (досл. лёгкорукий)”, калэбалы́тко “тёмноволосый/ая”, пашэшэри́тко “полуголовый (т. е. глупый), дуешэри́тко “двухголовый/ая”;

2. основа имени + соединит. гласная -э-/-е- + основа косвенного падежа + -кир-о/и (для сущ-ых в ед. ч.), -гир-о/и (для сущ-ых во мн.ч.):

бангэякха́киро/и “косой/ая на один глаз”, бангэякхэ́нгиро/и “косой/ая на оба глаза”, барэра́скиро/и “важный/ая (как важная особа)”, калэбалэ́нгиро/и “тёмноволосый/ая”.

Из двух вышеперечисленных способов образования сложных слов первый способ употребляется чаще.

Все сложные слова, образованные по вышеназванным моделям, относятся к именам прилагательным.

В цыганском языке имеется ряд сложных слов, образованных без участия интерфикса. Они имеют следующую структуру: имя + причастие/имя: пхабалы́н (ж. р.) “яблоня”, армандыно́/ы́ “проклятый/ая”, молпино́/ы́ “пьяница”, чёрахано́/ы́ “скрытный/ая, тайный/ая”.

В некоторых композита на стыке двух слов в процессе произношения произошла деформация сразу двух компонентов сложного слова: кан “ухо” + шукхо́ “сухой” → кашуко́/и́ “глухой/ая”, пир* “ступня; нога” + нанго́ “голый (разутый)” → пиранго́/и́ “босой/ая” [сравните в других диалектах: в диал. крымских цыган - пинанго́ из пинро́ “ступня” + нанго́, в диал. кэлдэрарских цыган: пунрранго́ из пунрро́ “нога” + нанго́], шарандуны́/шэрандуны́ “подушка” из шэро́ “голова” + ан(а́в) “подношу, прислоняю” + дун (словообразоват. аффикс) + ы (окончание женского рода).

*Значение корня было восстановлено путём сравнения способов образования слова пиранго́ в других диалектах цыганского языка, корень пир- в современном языке русских цыган можно встретить в словах: пхира́ва “хожу; брожу”, пунро́ “яичко (орган тела)”.

 

 

Глава V

Субстантивация как способ образования новых слов

Субстантивация прилагательных и причастий является весьма продуктивным способом словообразования современного цыганского языка. В качестве словообразующих единиц выступают соответственно аффиксы причастий и прилагательных вместе с окончаниями обоих родов. Маркерами субстантивированных слов в этом случае являются артикли о для мужского рода и э для женского рода, в ряде исключений субстантивированные слова (б. ч. касается субстантивированных причастий) могут употребляться без артикля:                                                                                                                               (э) пхурдыны́ “машина”, о дыхно́ “телевизор”, э пхачькирды́ “пелёнка”, э кирки́ “табак”, э псикали́ “куртка”, о шынгало́ “солдат; [мн. ч., местн.] разг. деньги”, э ягали́ “водка”, э дукханы́ “больница”, издраны́ “лихорадка”, о баґанды́тка “семечки”, э пхуи́тко “колодец”, о пхуви́тка “кортошка”, убладэ́ “весы”, о нарвало́/э нарвалы́ “нищий/нищая”, дандваро́/дандвари́ “русский/русская”, хало́/халы́ “русский/русская”, о хано́/о хамо́ “наркотик (общее понятие)” и мн. др.

Значение субстантивированного слова в цыганском языке зависит от:                                                                                                                   1. рода, числа* (за исключением слов, обозначающих лиц мужского и женского пола, см. выше):                                                                                                          башадо́ (м. р.) “сотовый телефон” и башады́ (ж. р) “гитара”, шынгало́ устаревш. (м. р.) “солдат” и шынгалэ́ местн., разг. (только мн. ч.) “деньги”, ублады́ устаревш. (ж. р.) “петля” и убладэ́ (только pluralia tantum) “весы”, э васты́тко (ж. р.) “браслет” и о васты́тка (только pluralia tantum) “наручники”, о баро́ (м. р.) “барон, вожак табора” и э бари́ устаревш. (ж. р.) “тюрьма”.           2. аффикса, участвующего в словообразовании:                                              дыкхно́ (м. р.) “телевизор” и дыкхло́ (м. р.) “платок”, хано́/хамо́ (м. р.) “наркотик” и хало́ (м. р.) “не цыган (русский и т. п.)”.                                               *В современном цыганском языке большинство из субстантивированных слов представлены только в одной из возможных форм, например:                                                                                                                              о шудро́ (м. р.) “спирт” от шудро́ “прохладный”, о шутло́ (м. р.) местн. “пиво” от шутло́ “кислый”, башно́ (м. р. ) “петух” от баша́ва “петь (о петухе)”, о вэшы́тко (м. р.) “леший” от вэшы́тко “лесной”, о кхэри́тко (м. р.) “домовой” от кхэри́тко “домашний”, о пани́тко (м. р.) “водяной” от пани́тко “водный; водяной”, о каны́тко (м. р.) “сотовый телефон” от каны́тко “ушной”, о ґэри́тка (pluralia tantum) “обувь” от ґэри́тка “ножные”, э псикалы́ (ж. р.) “куртка” от псикалы́ “плечистая”, э псики́тко (ж. р.) “накидка” от псики́тко “плечная; плечевая”, э учякирды́ (ж. р.) “одеяло” от учякирды́ “накрытая, укрытая”, (э) мамыли́ местн. (ж. р.) “свечка”от мамыли́ “восковая”, (о) якхало́ (м. р.) “сглаз” от якхало́ “глазастый; глазливый”, о локхэ́ (pluralia tantum) “лёгкие (орган тела)” от локхэ́ “лёгкие” и мн. др.                                                                  

Но нет таких слов как: э шудри, о шудрэ, э шутли, о шутлэ, э башни, о башнэ, о псикитко, о псикитка, о локхо, э локхи и т. п.                                                 

Субстантивированные слова, обозначающие помещения и места, стоят в женском роде: э дукханы́ “больница”, э балуны́ “участок милиции”, э бари́ устаревш. “тюрьма”, э пиралы́ устаревш. “клеть, кладовая”, э хындвали́/э хындли́ “туалет”, э скэдыны́ “ярмарка”, э грэ́нгири устаревш. “конная ярмарка”.

В художественной литературе на цыганском языке 1920-30 г. встречается большое количество субстантивированных притяжательных имён прилагательных на -́кир-о, -́гир-о. Очевидно такого рода субстантиванты были весьма распространены в языке цыган. Они обозначают:

1. лицо, которое характеризуется качеством, названным мотивирующим отглагольным именем существительным на -ыбэ́н: хабна́скиро/и “обжора”, ракирибна́скиро/и “болтун/ья, говорун/ья”, марибна́скиро/и “драчун/ья”, соибна́скиро/и “соня”, хохаибна́скиро/и “лгун/ья”;

2. лицо, которое характеризуется деятельностью по мотивирующему отглагольному имени существительному на -ыбэ́н: багаибна́скиро/и “певец/ица”, драбакирибна́скири “гадалка”, караибна́скиро/и “повор”, подыибна́скиро/и “официант/ка”;

3. предмет по мотивирующему отглагольному имени существительному на -ыбэ́н: бэшыбна́скиро “стул”, пибна́скиро “напиток”;

4. лицо, которое характеризуется качеством, названным мотивирующим именем существительным в единств. числе: чиба́киро/и “болтун/ья”, чюрья́киро/и “озорник/ица”;

5. лицо, которое характеризуется деятельностью по мотивирующему притяжательному имени существительному во множественном числе: лылэ́нгиро “почтальён”, тривикэ́нгиро “башмачник”;

6. место, характеризующееся сосредоточенностью однородных предметов, живых существ по мотивирующему имени существительному во множественном числе: э грэ́нгири “конная (ярмарка)”;

7. предмет по отношению к количеству по мотивирующему количественному числительному: пандже́нгири “пятёрка”, дэшэ́нгири “десятка”, шэлэ́нгири “сотка”.

В современном цыганском языке аффикс -́кир-о/-́гир-о не участвует в образовании имён существительных. Старые субстантивированные формы были вытеснены из употребления новыми формами, образованные с помощью продуктивных словообразовательных единиц  либо заменены соответствующими заимствованиями из русского языка:

хохано́/ы́ вместо хохаибна́скиро/и “лгун/ья”, зумада́рька вместо драбакирибна́скири “гадалка”, о врачё вместо састыпна́скиро/састякирибна́скиро “врач”, о учи́телё вместо сыклякирибна́скиро “учитель”, о почтальё́но вместо лылэ́нгиро “почтальён”, о ду́хи вместо кхандыпна́скирэ “духи” и т. д.

Субстантиванты на -́кир-о/-́гир-о в современном разговорном языке оказались по всей вероятности “грамоздкими” с фонетической и морфологической точки зрения.

 

 

Глава VI

Словообразовательные окказионализмы современного цыганского языка

В современном цыганском языке появляются слова, образованные по непродуктивным моделям словообразования. По структуре они делятся на:

1) собственно словообразовательные окказионализмы, образующиеся путём контаминации корней и аффиксов (цыганских и заимствованных):

грасня́вица/грасня́вцо/красня́вица/красня́вцо  шутл. “девушка/парень красивая/ый как лошадь” - неологизм образован из цыганского слова грасны́ “лошадь” и аффиксов русского языка а́в-иц-а, дающие намёк на слово красавица или наоборот в слове красня́вица, где аффиксом -н- и интерфиксом -я- (из системы цыганского языка) намекается на цыганское слово грасны́ “лошадь”.

бибахтинушка – шутл. “бедолажка (досл. несчастный/ая как сирота)” образовано путём слияния двух морфем: корневой из цыганского языка бибахт “несчастье” и аффиксальной из русского языка -инушка.   Причём финальная согласная т цыганского существительного бибахт одновременно намекает на слово сирота, что в свою очередь придаёт слову шутливый оттенок.

кхула́й (м. р.) уничижит. “горе-хозяин; хозяин-дерьмо” – образовано путём контаминации двух корневых морфем, начальная согласная к- смывает внутри лексемы хула́й границы двух слов кхула́ мн. ч. “говна” и хула́й “хозяин”.

го́нджё (м. р.) шутл. “красивый как гаджё́ (не цыган)” – образовано слиянием двух корневых морфем: имени прилагательного го́жо “красивый/ая” и имени существительного гаджё́ “не цыган”, где -н- - эпентетический звук.

2)  семантические окказионализмы:

э гадю́ка 1. шутл.-уничижит. не цыганка; 2. нейтр. из русск. гадюка. В слове э гадю́ка за счёт присоединения аффикса -юк- из русского языка окказионально совпала форма слов разных языковых систем. Слова, образованные при помощи суффиксов -юк- (в цыг. языке - регулярная словообразов. единица) и -юк- (в рус. языке – нерегулярная словообразов. единица), имеют соответственно корневые морфемы с разной семантикой. В итоге значение русского слова “гадюка” накладывается на значение слова э гадю́ка с уничижительным оттенком, придавая ему дополнительный шутливый оттенок, а именно внутри лексемы девушка не цыганка сравнивается с ползучим гадом либо с гадиной.

 

 

Глава VII

Словообразование современного цыганского языка

Заключение

1. Факторы, влияющие на способы формо- и словообразования современного цыганского языка.

- Современный цыганский язык, язык диалекта “ру́сска рома́”, подвергся сильному влиянию со стороны русского языка. В этой связи в системе  словообразования цыганского языка наблюдаются некоторые изменения в традиционных моделях образования новых слов при помощи исконных и заимствованных корней и аффиксов, старые модели словообразования переосмысливаются, дополняются новыми, изменяется характер воспроизводимости аффиксов, что в свою очередь связано с:

1) изменением семантики исконных и раннее заимствованных аффиксов:

раннее заимствованный аффикс -ы́тк-о, участвующий в образовании относительных имён прилагательных и в свою очередь ставший весьма продуктивной словообразовательной единицей,  постепенно стал вытеснять в исконном аффиксе -ал-́ значение наличие с излишком или присутствие характерной черты по мотивирующему имени существительному;

2) интеграцией в систему словообразования новых словообразовательных элементов. Новые служебные морфемы вытесняют из употребления некоторые раннее заимствованные. Вторые перешли в разряд малопродуктивных (сравните: употребление аффиксов -́ыц-/-́иц- и -́к-, служащих для образования от имён существит. мужского рода на -а́ри соответствующие имена существительные женского рода; употребление аффиксов -ор-́ и -́инько, участвующих в образовании прилагательных с уменьшительно-ласкательным оттенком).

- Ассимиляция (частичная или полная) раннее заимствованных слов также в свою очередь оказало влияние на словообразовательную систему цыганского языка. Новые адаптированные формы слов образуют производные слова путём присоединения исконных аффиксов, например:

длэнгипэ́(н) вместо длэ́нгима “длина”, так как  мотивирующее имя прилагательное длэ́нго “длинный” произносится чаще как длэнго́/и́ (перенос ударения на последний слог свидетельствует об ассимиляции заимствованного слова), а за словом длэ́нго (м. р.) закрепляется значение “долг”.

Явление частичной ассимиляции раннее заимствованных слов в цыганском языке можно наблюдать к примеру в прилагательных (сохраняющих  ударение на предпоследнем слоге), от которых возможно образование абстрактных имён существительных при помощи двух вариантов аффиксов -́ыма (для неисконно цыганских прилагательных) и -ыпэ́(н) (для исконно цыганских прилагательных):

дрогипэ́н и дро́гима “дороговизна”, гожыпэ́н и го́жыма “красота” и нек. др.

- Процесс опрощения (процесс морфологического изменения строения слова) стал причиной появления новых лексических баз в словопроизводстве цыганского языка. Основные причины опрощения современного цыганского языка:

1) утрата производящего слова:                                                                          муртвалы́ (мурт + вал + ы) “водка”, насвало́ (нас + вал + о) “больной”, харкуно́ (харк + ун + о) “фальшивый”, мирикля́ “чётки; бусы”;

2) утрата продуктивности аффикса:                                                                   мариклы́ (маро́ “хлеб” + икл + ы) “лепёшка”, ґаны́к (ґанава́ва “копаю” + ык) “яма; могила”, хасютно́ (хасё́л “портится” + ютн + о) “порченный”;

3) утрата семантической связи с производящим словом:                          болыбэ́н (м. р.) “небо” от бола́ва “крещу”, старибэ́н (м. р.) “тюрьма” от стара́ва устаревш. “ловлю”, кофа́рё (м. р.) “барышник” от ко́фо устаревш. “барыш, доход”, шарандуны́/шэрандуны́ (ж. р.) “подушка” от шэро́ анда́ва “прислоняю голову”, пушумало́/ы́ местн. “шутник, балагур” от пушу́м (м. р.) “блоха”, о шынгалэ́ местн., разг. “деньги” от шынг устаревш. (м. р.) “рог”;

4) фонетические изменения:                                                                                кашуко́ “глухой”, пиранго́ “босой”, шарандуны́ (ж. р.) “подушка”.

- Ущербность или недостаточная продуктивность словообразовательных типов (раннее продуктивных) и некоторых словообразующих единиц:

1) Невозможность образования новых слов типа композита (образованных в цыганском языке без участия интерфикса): дармоед, кровопийца, сладкоежка, мясорубка и т. п., но молпино́ “пьяница (досл. вино + пивший/пийца)” и нек др. (см. выше);

2) Отсутствие в языке огромного пласта слов, обозначающих лиц по их профессии, занятию, названия предметов домашней утвари, болезней и т. п., образование которых возможно при помощи исконных корней и словообразующих аффиксов по продуктивным моделям: едок, обжора, соня, сплетник, повар, лекарь, учитель, ученик, певец, убийца, бритва, вешалка (плечики), тёрка, чесотка, ветрянка и мн. др.

Одна из тенденций словообразования современного цыганского языка - возможность присоединения аффикса -ыпэ́(н) к заимствованным именам прилагательным как средство усиления экспрессивности номинаций разговорного языка, новообразованные слова при этом стоят во множественном числе. Такая модель стала возможна под влиянием соответственно исконно цыганских абстрактных существительных во множественном числе, часто употребляющихся в разговорной речи:

1) Экспрессивные формы абстрактных имён существительных от собственно цыганских прилагательных:

Кадава́ ракло́ – учипэна́! “Этот русский парень – высоченный!”

Лэ́скиро кхэр – барипэна́! “Его дом – здоровенный!”

Одори́к тэ традэ́л – дурипэна́! “Туда ехать – даль такая!”

2) Экспрессивные формы абстрактных имён существительных от заимствованных прилагательных или прилагательных, образованных при помощи заимствованных аффиксов:

Ту со вся ходинэ́с пи́ро тё́мныпэна! “Ты что всё ходишь по ночам!”

Яври́ – све́тлыпэна! “На улице светлым светло!”

О вре́мё – тё́мныпэна “Время – ночь (досл. темень)”

Дрэ да кхэр кэ ямэ́ ка́жно дывэ́с сыс весё́лыпэна! “В этом доме у нас каждый день было веселье!”

Саро́ дывэ́с бэштэ́ сам дро кхэр – ску́чныпэна! “Весь день сидим в доме – скукотище!”

Кадава́ кхэр лэ́нгиро – дро́гипэна! “Этот дом их – дорогущий!”

Одори́к на́ джя! Одо́й – скли́скипэна! “Туда не ходи! Там скольско!”

Ей со уридя́пэ — сабны́ткипэна! “Она как (досл. что) оделась — смехота!”

2. Заимствованные словообразовательные морфемы. Особенности адаптации аффиксальных морфем.

1) Словообразовательные морфемы, заимствованные из языка окружения, как правило имеют стилистическую окраску, они восполняют недостаток эмоционально окрашенных слов в языке. Это в свою очередь ограничивает их сферу употребления:

шма́тыца “вещица” уменьшит. – шматё́нка “вещичка” уменьшит.- уничижит. от шма́та “вещь”; штэ́тыцо “местечко” уменьшит. – штэ́тико “местечко” разг., уменьшит. от штэ́то “место”; пшалоро́ “братик, братишка” уменьшит. – пша́лка “братка” разг., уменьшит. – пшалю́ко “братан, братуха” разг.- фамильярн. от пшал “брат” и мн. др.

2) Некоторые заимствованные аффиксальные морфемы имеют в языке этимоне омонимы. Цыганский язык адаптирует не все варианты морфем. Это прежде всего связано с внутриязыковыми ограничениями языка на неконтролируемое заимствование аффиксов. Во-вторых: из-за фонетической несовместимости фонем на стыке исконной корневой и заимствованной аффиксальной морфем, сравните:

пшалоро́ “братишка” – пша́лка “братка” от пшал “брат”; какоро́ “дядечка” от как “дядя”, суффикс -к- в последнем случае не может быть присоединён к корню, так как существительное “как” в своём исходе имеет согласную -к;

3) Не могут быть заимствованы и участвовать в образовании новых слов те служебные морфемы, которые в системе словообразования цыганского языка имеют своё выражение. К примеру:

- суффиксы, служащие для образования абстрактных понятий: -ость, -изн-, -от* и т. д.                                                                                                                                       

- суффиксы, образующие имена существительные, которые обозначают название деятеля: -тель, -ец, -ник, -чик* и т. д.

*Здесь речь идёт о словообразовательных морфемах; заимствованный из русского языка аффикс -́чик-о служит исключительно для формообразования.

В цыганском языке заимствованные из языка окружения слова могут иметь в составе эти аффиксы (б. ч. с переносом ударения на предпоследний слог), однако они не участвуют в дальнейшем словообразовании: чисто́та “чистота”, бо́рцо “борец”, сле́дователё “следователь”.

В ряд исключений может быть вписан аффикс -к-, который в системе словообразования цыганского языка практически вытеснил синонимичный аффикс -́иц- (раннее заимствованный), служащий для образования имён существительных  женского рода от соответствующих лиц мужского рода на  -а́ри.

Общий перечень формо- и словообразовательных единиц

Словообразовательные суффиксы имён существительных

-(ы)бэ(н),-(и)бэ(н)  
-уй      
-чик-¹
-ыпэ(н), -ипэ(н)   
-ык           
-очк-(а)
-ыма, -има     
-д- (-дл-, -л-, -н-, -ын-/-ин-) -ушк-а
-ари, -яри¹        
-ын, -ин    
-ари, -яри²    
-дун-  
-ёнк-а
-ны (-ни)   
-ист-   
-ух-а
-ли         
-к-а¹     
-ыньк-а, -инька
-ор-, -ёр-      
-к-а²            
     -ик-          
-ыц-, -иц-¹     
-ач-, -яч-       
-к-и   
-ыц-а, -иц-а²         
-юк-, -ук-         
-чик-о²
-вал-             
-ю(-у)-чк-/-я-чк- -ышк-а
-ытко, -итко 
-чк-         
-ындж-я

 

 





Словообразовательные суффиксы имён прилагательных

-ытк-о, -итк-о                   -(и)кан-, -(и)кун- (местн.)                  -дун-     

 -ал-                                   -вал-                                                        -ютн-

-ан-, -ян-                           -вар-                                                        -ор-

-ун-, -юн-                         -ям-                                                         -иньк-о

-ов-                                   -кир-, -гир-                                            -оват-о

-атун-, -ятун-                  -д-/-л-                                                     -юсиньк-о

                         Словообразовательные суффиксы глаголов

-кир-¹                                  -ыр-, -ир-                                    -ын-, -ин-

-гир-                                    -д-                                                -кир-²

-ав-                                      -к-(ин)-                                        -ыс-кир-, -ис-кир-

                              Словообразовательные префиксы

би-¹

би-²

би-³

бис-, биз-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


       
 

© 2006 - 2018 "ВебСправочник"
Яндекс.Метрика